Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Обыкновенный соловей (Luscinia luscinia)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Обыкновенный соловей (Luscinia luscinia) хотя и больше, а в особенности толще западного, но очень на него похож- Ряжными отличительными признаками его считаются следующие первые маховые перья гораздо короче, чем у западного соловья, а верхняя часть груди покрыта большими и несколько туманными пятнами. Длина его 19 см, размах крыльев 28, длина крыла 9, а хвоста 8 см.

О распространении западного и восточного соловьев можно сказать следующее. Западный выводит детенышей во всей западной, средней и южной Европе. В Великобритании — только в Англии, очень редко в Швеции. Он довольно распространен в северной, средней и южной Германии, часто встречается в Венгрии, Словении, Кроации, Верхней и Нижней Австрии, Моравии, Богемии и на всех трех южноевропейских полуостровах. Однако, повидимому, не гнездится далеко на востоке и юге, но все же живет в южной России, Крыму, на Кавказе, в Малой Азии и Палестине, а на юге отечество его не распространяется далее Атласских гор.

Соловей предпочитает равнины, но не избегает и гористых местностей, если только там встречаются лиственные деревья и кусты. В Швейцарии, например, он не редок на горах высотой до 1000 м; в Испании, по моим наблюдениям, он встречается еще на 600 м выше. Излюбленные места его обитания — лиственные леса с низкорослыми деревьями, а особенно местности, поросшие кустарником, с оврагами, где протекают речки или прорыты канавы, а также берега больших рек и озер и конечно же сады, в которых есть глухие уголки. Пары селятся рядом, однако каждая из них имеет свой участок, который строго охраняется и храбро защищается от вторжения остальных птиц. Если местность отвечает их требованиям, то соловьи там весьма обыкновенны. Меня поразило, что достаточно большое количество соловьев уживаются в одной местности или в одном саду. Едва ли будет преувеличением утверждать, что в Испании, например, каждая изгородь и каждый куст в подходящем для соловьев месте служат им убежищем. У человека, имеющего музыкальный слух, навсегда останутся в памяти утренние прогулки на Монсеррате или вечерние часы отдохновения, проведенные за стенами Альгамбры. Там можно услышать одновременно до сотни соловьев, их песни раздаются повсюду. Вся обширная зеленеющая Сьерра-Морена может считаться огромным соловьиным садом, а таких гор в Испании очень много. Трудно постичь, как такой маленький участок, какой здесь приходится на долю каждой пары, способен пропитать этих требовательных птиц вместе с их многочисленным потомством.

Область распространения восточного соловья на севере и востоке граничит с местом жительства западного. Это самый обыкновенный соловей в Дании и единственный, встречающийся в Скандинавии, восточной Померании и во всей северной и средней России. Он заменяет западного соловья в Польше, а может быть, и в Галиции. В незначительном количестве населяет среднее течение Дуная, на юге от Вены, и, наконец, за Уралом встречается во всех речных долинах Западной Сибири. Здесь он сохранил в полной мере всю чистоту, полноту и богатство звуков своей песни, которая разнообразием строф восхищает ухо путешественников так же, как прежде восхищала их предков.

Зимой оба соловья улетают в среднюю и западную Африку, а восточный, кроме того, и в южные страны Азии. По образу жизни соловьи настолько похожи между собой, что можно ограничиться жизнеописанием какого-нибудь одного из них. Так я и намерен поступить, имея, впрочем, в виду западного соловья. Там, где этот чудный певец пользуется некоторым покровительством человека, он селится в непосредственной близости от его жилища, вовсе не выказывает пугливости, скорее наоборот, бывает даже смел, и потому жизнь и действия его нетрудно наблюдать. По мнению Наумана, неподражаемому и прекрасному описанию которого я намерен следовать, нрав соловья может быть назван строгим и рассудительным. Движения его размеренны и исполнены достоинства, осанка благородная, и в этом отношении он превосходит всех других птиц нашего отечества. Обыкновенно соловей сидит на ветке, невысоко над землей, довольно прямо, приподняв хвост и опустив крылья так низко, что кончики их расположены ниже основания хвоста. Соловей редко прыгает по веткам. Если же это случается, то не иначе, как большими скачками. По земле он скачет большими прыжками, вытянув ноги и вздернув хвост; по выражению Наумана, очень гордо, всегда в несколько приемов, между которыми бывают остановки для отдыха. Если внимание его чем-либо привлечено, то соловей несколько раз взмахивает хвостом, повторяя это движение при всяком удобном случае. Соловей летает быстро и легко, поднимаясь и опускаясь в воздухе дугами, маленькие же расстояния перелетает, порхая с куста на куст и покачиваясь из стороны в сторону. Днем никогда не носится над открытым полем. В том, что соловьи способны летать очень быстро, можно убедиться, глядя, как ревнивые самцы преследуют друг друга во время ссор.

Щелканье западного соловья, благодаря которому он приобрел наше особенное расположение, так благозвучно и богато тонами, что с успехом соперничает с голосами других птиц, кроме немногих его сородичей. По мнению Наумана, оно превосходно и своеобразно, отличается полнотой тонов, представляет собой такое приятное разнообразие и такую увлекательную гармонию, какой не находим мы у остальных птиц. С невыразимой приятностью мягкие флейтовые звуки сменяются громкими, жалобные — веселыми. Одна строфа начинается нежно, постепенно усиливается и снова замирает, переходит в тихое piano, другая, напротив, состоит из отдельных отчетливых и изящных, как бы отчеканенных нот. Таким образом, грустные тоны, которые можно сравнить с чистейшими звуками флейты, постепенно переходят в веселый мотив. Паузы усиливают чарующее действие этой мелодии, а господствующий в ней умеренный темп дает возможность вполне насладиться ее красотой. Слушая соловья, дивишься то разнообразию волшебных звуков, то их полноте и необычайной силе. Причем невольно приходит мысль, каким чудом столь маленькая птица может производить такие громкие звуки и как в ее горловых мускулах может заключаться столь большая сила? Некоторые строфы действительно поются так громко, что пронзительные звуки их причиняют боль ушам, если слушать их совсем близко. У самых лучших соловьев песня заключает в себе от 20 до 24 различных строф.

Вот как описывает соловьиное щелканье Тургенев.
«Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колен, а колена вот какие бывают:
  • Первое: Пульканье — этак: пуль, пуль, пуль, пуль.
  • Второе: Клыканье — клы, клы, клы, как желна.
  • Третье: Дробь — выходит примерно, как по земле дробь просыпать.
  • Четвертое: Раскат — тррррр.
  • Пятое: Почти понять можно — плень, плень, плень.
  • Шестое: Лешева дудка, этак протяжно го, го, го, го, а там коротко: ту!
  • Седьмое: Кукушкин перелет — кукушка как полетит, таким манером кричит. Сильный такой звонкий свист.
  • Восьмое: Гусачок:га,га, га, га.
  • Девятое: Юлиная стукотня: как юла — есть птица, на жаворонка похожая, — или как вот органчики бывают, такой круглый свист: фюиюиюиюию.
  • Десятое: Почин — этак: тии-вить, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают. У хорошего нотного соловья оно еще вот как бывает: начнет — тии-вить, а там — тук! Это оттолчкой называется. Потом опять тии-вить... . тук! тук! Два раза оттолчка — ив пол-удара, этак лучше; в третий раз: тии-вить — да как рассыплется вдруг с... . с... . дробью или раскатом — едва на ногах устоишь — обожжет!»


  • У немногих соловьев наблюдается такое разнообразие в пении. Местность оказывает очень сильное влияние на их пение, а так как молодые соловьи подражают старым, живущим вблизи, и учатся у них, то понятно, что в одной местности встречаются почти исключительно превосходные певцы, а в другой, напротив того, только посредственные. Старые самцы всегда щелкают лучше молодых, потому что и у птиц благородное искусство требует упражнения. Живее всего звучит песня, когда певца обуревает ревность. Она служит тогда оружием, которым каждый из противников старается наилучшим образом воспользоваться. Обыкновенно говорят, что соловей — певец ночи. В целом это верно, хотя бывает, что они поют и днем. В порыве первых увлечений, еще прежде, чем самочка начинает нести яйца, чудное пение раздается во всякое время ночи, позднее оно слышится все реже и реже. Лес как бы затихает, кажется, будто певец несколько успокоился и возвращается к привычному образу жизни.

    Некоторые любители предпочитают песню восточного соловья и совершенно справедливо прославляют трели его как нечто неподражаемое.

    По-моему, Греснер точнее всех характеризует разницу между песней того и другого соловья. «Я долго прислушивался к соловьям, и мне удалось выяснить, что самые искусные певцы среди западных соловьев щелкают определенно раздельными строфами, воспроизводя их не всегда в одинаковом порядке и в различном ритме, смотря по настроению и по времени дня. Между тем как восточный соловей свойственные ему колена видоизменяет, так что едва ли можно говорить о какой-либо последовательности определенных тонов у него. Пение западного представляет известную мелодию, хотя бы и с отступлениями и вставками созвучий. Щелканье же восточного раздается речитативом, в котором маэстро разрешил исполнителю большие вольности, и тот ими воспользовался, так что нередко колено, повторенное им несколько раз, делается каждый раз неузнаваемым, оно зависит от настроения певца и от чувства, с которым тот его исполняет. Понятно, что впечатление получается сильнее, если вместо ожидаемых знакомых звуков и строф привычного размера из неисчерпаемого богатства тонов рождаются все новые и новые созвучия. Поэтому я ставлю восточного соловья выше западного, так как он не только певец, но и композитор и изменяет свою песню соответственно своему душевному состоянию».

    Обыкновенный соловей (Luscinia luscinia)
    Обыкновенный соловей (Luscinia luscinia)


    Отряд
    Воробьинообразные (Passeriformes)
    Подотряд
    Певчие (Oscines)
    Семейство
    Дроздовые (Turdidae)


      А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
      П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




    ПОИСК
    По сайту
    В конференции
    В энциклопедии
    Кроме конференций
     
    Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
    АНОНС
    Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
    АНОНС
    Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
    АНОНС
    Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
    породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
      © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.