Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Вымпеловый козодой (Semiophorus vexillarius)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Вымпеловый козодой (Semiophorus vexillarius) немного больше нашего козодоя. Этот вид живет в экваториальных странах внутренней Африки.

Описание жизни всех козодоев в общем есть не что иное, как повторение того, что нами было сообщено раньше о птицах этого семейства. Как уже сказано, большая часть всех козодоев принадлежит лесам, однако вовсе не заповедным, дремучим первобытным лесам: они избирают для гнездования такие леса, где густо поросшие места сменяются большими прогалинами. Степные рощи Африки, в которых кое-где только рассеяны деревья или кусты, остальное же пространство заросло высокой травой, должны казаться козодоям настоящим раем; об этом свидетельствует, по крайней мере, необыкновенная их скученность в таких местах. Южноевропейские леса, очень часто напоминающие собой подобные степные рощи, нравятся им гораздо более северных дремучих лесов; козодои пугливо избегают наших лиственных лесов, хотя, без всякого сомнения, они гораздо богаче насекомыми, чем хвойные, в которых эта птица проводит лето. Во время пролета они появляются во всяких лесах и садах, но при гнездовании на севере держатся исключительно хвойных лесов. Южноевропейский вид, красношейный козодой, отлично уживается на горных утесах, где каменистые местности сменяются скудной растительностью, но довольно часто гнездится и в лесных зарослях, особенно в масличных лесах.

Признано, что козодои для отдыха чаще всего садятся на землю и только в виде исключения на ветви деревьев. Все виды предпочитают садиться на деревья преимущественно ночью, хотя между ними есть такие, что и день проводят на ветвях. Причину такого предпочтения земли перед деревьями отгадать нетрудно. Козодой предъявляет особенные требования к той ветке, на которую намерен опуститься, так как ему нужно, чтобы избранное им место отдохновения было во всех отношениях удобно. Как я уже заметил выше, ни одна из этих птиц не садится, подобно другим видам, поперек ветки, а всегда вдоль ее, так что тело птицы приходится параллельно с ветвью и опирается на нее. Козодой садится на ветвь обыкновенным образом, как другие птицы, только тогда, когда его вспугнут, и он спасается на дерево; но подобное сидение ему так неприятно, что он как можно скорее ищет себе другое место. Зазубренные когти средних пальцев и обращенные внутрь задние пальцы дают птице возможность крепко держаться в таком положении, но при этом все-таки требуется, чтобы ветка была довольно толстая, без сучков и в некоторой степени шершавая или развилистая; тогда только птица найдет ее для себя удобной.

Не менее охотно козодои избирают местом своего отдохновения большой, сверху плоский камень. На таком камне, удовлетворяющем всем требованиям и освещаемом по временам солнцем, всегда можно найти козодоя, если только хоть раз видели там одного из них. В Африке, а также во всех других жарких странах козодои настолько же избегают солнца, насколько у нас, в средней Европе, ищут его, и прячутся для сна где-нибудь за стволом дерева или куста. Во время сна козодой совершенно закрывает свои большие глаза; очевидно, его тонкий слух своевременно предупреждает его о приближающейся опасности.

Полет козодоя необыкновенно разнообразен, смотря по времени дня и по возбуждению птицы. Днем он больше порхает неуверенно и как будто неповоротливо, даже беспорядочно; можно думать, что это несется какой-то легкий предмет, внезапно подхваченный ветром, гонимый им и снова брошенный на землю. Совершенно иначе летает козодой ночью. С последними лучами вечерней зари, угасающей на западе, он отправляется на охоту. Перед этим он уже приободрился, в минуту привел в порядок свои перья и огляделся во все стороны; летит он после этого быстро, ловко, скользящим полетом, направляя его в местности с редкой лесной растительностью или летя прямо над прогалинами.

Во все время охоты полет козодоя меняется: то он плавно парит в воздухе наподобие ласточки, и крылья у него почти в таком же высоком положении, как у летящего коршуна, то вдруг быстрыми взмахами крыльев стремительно бросается в сторону. При этом козодой выделывает в воздухе всевозможные эволюции, почти с такой же ловкостью, как обыкновенная ласточка. При особенных обстоятельствах он, трепеща крыльями, долго держится на одном месте, когда, например, что-либо особенное привлекает его любопытство и побуждает внимательно присмотреться. Таким образом продолжается до тех пор, пока спустившаяся ночь не заставит его прекратить охоту. Так как козодой проглатывает относительно громадные куски, например, майских и крупных навозных жуков, огромных ночных бабочек, притом целыми дюжинами, то желудок его наполняется очень скоро и дальнейшая охота становится для него бесполезной. В ожидании процесса пищеварения птица некоторое время сидит на ветке; но как только живьем проглоченные и не так-то легко лишающиеся жизни насекомые успокоятся навсегда и там очистится место для новой пищи, козодой снова принимается за охоту, и таким образом дело продолжается всю ночь, если только она не очень темная и бурная. Всего оживленнее козодои летают на утренней и вечерней заре; собственно, по ночам я никогда не видал и не слыхал их, даже в экваториальных странах, где ночи очень теплые.

Всесильная любовь производит свое магическое действие и на козодоев, кажущихся с первого взгляда тупоумными. Что два самца могут затеять горячий спор из-за обладания самкой и при этом, насколько хватит сил, потрепать друг друга, об этом нечего и распространяться. Но стоит обратить внимание на то, что все козодои в период размножения производят на воздухе особенные эволюции. Даже наши европейские козодои способны увеселять нас своими играми на воздухе в период любви. Каждое движение их в это время дышит страстью и становится более быстрым, отважным и гордым. Не довольствуясь этим, козодой еще хлопает крыльями, как влюбленный голубь, стремительно бросается вниз, производя при этом особенный шорох, или кружится, скользя по воздуху, над спокойно сидящей самкой, щеголяя своим искусным полетом. Каждый вид сопровождает свое любовное заигрывание чем-нибудь особенным, но поразительнее всех ведут себя в этом случае виды, живущие в средней Африки и Южной Америке, отличающиеся своеобразным развитием перьев. Я не знаю ни одного обстоятельного описания полета лирохвостого козодоя, но могу легко представить себе, что самцы этого вида должны в самом деле производить удивительное впечатление. Я до сих пор с истинным восторгом вспоминаю о тех весенних вечерах в средней Африке, когда в степи, в деревне или в городе перед нашими восхищенными глазами появлялись длиннохвостые козодои в разгаре своего любовного одушевления. Голос козодоя весьма разнообразен. Некоторые виды издают преимущественно какое-то мурлыканье, другие же — более или менее благозвучные тоны. Если днем неожиданно вспугнуть нашего козодоя, то можно слышать от него слабое, хриплое «дак-дак»; при опасности он тихо и слабо фыркает, подобно сове. В период спаривания раздается его своеобразная любовная песнь; она состоит всего из двух звуков, которые правильнее было бы назвать шуршанием, но зато поется с удивительным постоянством. Можно предположить, что козодои производят эти звуки таким же образом, как наша домашняя кошка свое известное мурлыканье. Сидя на верхушке дерева или на удобном сучке, птица начинает выделывать свое далеко раздающееся «еррррр», за которым следует более низкое «оерррр» или «оррр». Последнее производится, очевидно, при вдыхании, первое же — при выдыхании, так как то продолжается всего одну секунду, а это — четыре. Но когда козодой поет с полным увлечением, то продолжительность одного колена длится от 40 секунд до 5 минут. Самка мурлычет так же, как самец, только гораздо реже и всегда очень тихо, так как у нее это является выражением нежности. На лету оба пола издают одинаковый призывный крик, звучащий слогами «хэйт-хэйт».

Все виды, живущие на севере земного шара, а также те, которые населяют области, где бывает резкий переход от одного времени года к другому, в неблагоприятные для их питания месяцы покидают места своего гнездования и с большим или меньшим постоянством перекочевывают в другие области: таким образом, некоторые козодои могут считаться перелетными птицами. Соответственно роду и количеству потребляемой пищи обыкновенный козодой появляется на родине довольно поздно, редко в середине, большей частью в конце апреля, а в горных странах или на севере даже в начале мая, и в конце августа мало-помалу снова покидает нас. В противоположность многим другим птицам он странствует медленно и с известным удобством, хотя, благодаря своей способности хорошо летать, он легко перелетает дальние расстояния и даже моря, притом иногда без всякой существенной необходимости. Весной часто можно видеть пролетных козодоев, большей частью поодиночно или, самое большее, парами; осенью же они держатся более или менее многочисленными стаями, и, чем дальше к югу, тем стаи все увеличиваются.

По-видимому, все козодои выводят птенцов только раз в году. Само собою разумеется, что время размножения их различно, находясь в зависимости от местожительства того или другого вида; однако оно совпадает обыкновенно с весной соответствующей местности. Самец ревностно старается завоевать любовь самки и пускает в ход все свое летательное искусство, чтобы понравиться ей. Самка кладет два яйца в возможно укромном месте, всего чаще под кустами, ветви которых спускаются до самой земли, а впрочем, также на мшистом пне, в пучках травы и в тому подобных местах, но всегда прямо на землю, и там, где никто никогда не сыщет его. Обыкновенный козодой с особенною любовью выбирает местечко и складывает там тонкие стружки дерева или кусочки лыка, а также осыпавшуюся хвою и тому подобные вещества. Настоящего гнезда он никогда не строит и даже не заботится о том, чтобы расчистить как следует место гнездования. Оба пола проявляют горячую любовь к потомству и, по всей вероятности, занимаются насиживанием попеременно. При опасности насиживающий козодой прибегает к обыкновенным хитрым уловкам более слабых птиц: порхает, будто подстреленный, над самой землей, подставляет себя мишенью для врага, заманивает его все дальше и дальше от гнезда и внезапно сильными взмахами крыльев взлетает ввысь, чтобы, сделав крутой поворот, вернуться к своему гнезду.

Вылупившиеся птенцы в продолжение целого дня сидят под крыльями родителей. Мой отец видел, что один из родителей сидел на птенцах даже тогда, когда птенцы почти уже могли летать. Весьма понятно, что кормление выводка происходит только ночью. Вначале птенцы получают нежных насекомых — больших комаров и ночных бабочек; впоследствии им дают более грубую пищу, и, наконец, они сами должны вести охоту под присмотром и руководством родителей.

Только в южной Европе, где утилизируются для желудка почти все живые, по крайней мере все съедобные, существа, козодоя ловят для кухни. В Германии, кроме натуралистов, его преследуют, по счастью, одни только мальчишки. И этому нельзя не порадоваться, так как все козодои приносят для хозяйства одну лишь пользу и ни малейшего вреда, вследствие чего и заслуживают всеобщего покровительства. Всякий, кто по личному опыту ознакомится с жизнью и привычками этой птицы, должен полюбить ее, и нужно быть полнейшим невеждой и суевером, чтобы поверить хотя одному слову из всех тех сказок, которые есть порождение досужей фантазии таких же невежд. Здесь, как и всегда, непостижимое возбуждает воображение глупцов и заставляет их сочинять нелепые истории, которые принимаются за чистую монету другими такими же глупцами. Как это ни смешно, находятся еще и в настоящее время люди, которые понимают немецкое название козодоя (Nachtschatten) в буквальном смысле слова и считают его действительно «тенью ночи» или какого-нибудь другого волшебного, необъяснимого существа. Для этих беззащитных и полезных птиц довольно уже и того, что в Греции и Италии, где они считаются за вкуснейших из всех птиц, их ревностно преследуют во время пролета, а у нас, в средней Европе, им приходится много терпеть от различных хищников, как среди млекопитающих, так и птиц!

Вымпеловый козодой (Semiophorus vexillarius)


Отряд
Козодеобразные (Caprimulgiformes)
Семейство
Настоящие козодои (Caprimulgidae)


  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.