Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам
Реклама: Предлагаем вам программу коррекции фигуры от Blueberry



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Обыкновенная кукушка (Cuculus canorus)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Обыкновенная кукушка (Cuculus canorus) отличается стройным телом, маленьким, слабым, слегка загнутым клювом, длинными острыми крыльями, очень длинным округленным хвостом, короткими, частью покрытыми перьями ногами и довольно мягким темным оперением. Самец на верхней стороне тела пепельно-голубой или темно-серый; на нижней стороне тела серо-белый, с черноватыми поперечными волнистыми полосками; горло, щеки, зоб и бока шеи, вниз до груди, чисто пепельные. Глаза ярко-желтые, клюв черный, желтоватый при основании; ноги желтые. Старая самка похожа на самца, но имеет на зашейке и на боках нижней части шеи малозаметные красноватые линии. У молодых птиц сверху и снизу поперечные волны. Длина птицы 37 см, размах крыльев 64, ширина 19, длина хвоста 17 см. Самка на 2—3 см короче и уже.

В Европе, Азии и Африке мало местностей или стран, в которых бы не встречались кукушки. Как гнездующая птица, она населяет север Старого Света, от Китая и Приамурского края до берегов Португалии, и от Нордкапа до Сирии, Палестины и Алжира или до среднеазиатских степей и гор, а также до Персии. Отсюда она странствует на юг: из Сибири через Китай и всю Индию до Зондских островов и до Цейлона, а из Европы до южной Африки.

Несмотря на то, что кукушка — древесная птица, она все-таки живет не исключительно в лесу, а также мало руководится в выборе своего жительства деревьями, растущими в лесу. Встречается и в степях южной Сибири, и на имеющем скудную древесную растительность высоком плоскогорье восточной Персии или же в высоких Альпах, выше границы лесов. По моим наблюдениям, собранным в трех частях света, видно, что местожительство кукушки определяется главным образом изобилием мелких птичек, которые могли бы служить будущими приемными родителями ее птенцов. Если она видит, что это условие существует, то довольствуется очень немногими деревьями, низкими кустами, зарослями и тростниками; если даже и последние отсутствуют, всегда находишь, что число кукушек растет в одинаковом отношении с числом выбираемых ими воспитателей, и тем больше растет, чем изобильнее один из видов последних гнездится в известной области. Поэтому кукушка больше любит смешанные леса, чем леса, где преобладают деревья одного вида, и поэтому она чаще встречается поблизости топких мест, болот и вообще сырых низменностей, чем в каком-либо другом месте.

Каждый самец кукушки выбирает себе довольно обширную область и упорно защищает ее от какого-нибудь соперника. Если кукушку вытеснят, то она поселяется поблизости победителя и тогда почти ежедневно затевает с ним драку. Науман доказал опытами, что каждая кукушка прилетает опять на свое прошлогоднее местожительство: он знал одну кукушку, которая отличалась от остальных своих сородичей замечательным голосом, и выяснил, что она в течение 32 лет каждую весну являлась в той же области.

Мои передразнивания криков кукушек, которые я повторяю каждую весну и при каждом удобном случае, сделали для меня ясным, что число самок гораздо меньше числа самцов. В среднем на каждую самку приходится по крайней мере по два самца. 3 то время как последние всегда остаются в пределах известной области, самка не обращает внимания ни на какие границы, а пролетает в течение всего лета или, по крайней мере, во время периода спаривания через области различных самцов.

Между известными мне видами обыкновенная кукушка самая быстрая, беспокойная и живая птица. Она находится в движении с утра до вечера, в Скандинавии — даже в течение большей части ночи. Странное впечатление производил на меня во время моих ночных охот крик кукушки после 11 часов вечера и еще до первого часа утра. Гольц уверяет, что слышал его на острове Готланде еще в полночь, вперемешку с совой, и может легко случиться, что она даже и в это время не отдыхает. Я же все-таки всегда находил во время моих частых путешествий на крайний север, что в настоящую полночь, приблизительно от 11,5 до 12,5 часов, она молчит, значит, вероятно, предается сну. Во время своих кочевок она беспрестанно ест, так как столь же прожорлива, сколь подвижна и криклива. Она летает легко и красиво, как сокол, но все-таки не может сравниться с ним по быстроте, не будучи даже в состоянии соперничать в этом отношении с горлицей; полетавши, она садится на ветку и высматривает добычу. Если она подметила ее, то спешит к ней двумя ловкими взмахами крыльев, хватает ее и возвращается на прежнее место или летит на другое дерево и повторяет тут то же самое.

Впрочем, кукушка ловка только на лету, а во всем остальном неуклюжа. Она вовсе не умеет лазать, но и в ходьбе чрезвычайно медленна, вообще может двигаться по плоской земле только прыжками. Она ловчее в ветвях, несмотря на то, что и здесь неохотно покидает однажды выбранное место и делает это только улетая. Весной она никогда не забывает издать много раз подряд громкий крик после того, как уселась, а когда в ней пробуждается любовь, то она даже злоупотребляет своим голосом, так что под конец буквально хрипит. Почти на всех языках ее имя является подражанием этого крика.

Вначале кукушка редко кричит усердно; настоящий крик начинает раздаваться только тогда, когда она уже насладилась любовными радостями. Пока кричит, она несколько опускает расширенные крылья, но зато поднимает немного выше горизонтальной линии хвост, надувает горло, выкрикивает свое «ку-ку» и вертится туда и сюда на сучке, пока не издаст его 15, 20, 30, 40, даже 60 раз и больше, один за другим; обыкновенно она еще несколько раз перевертывается и таким образом выкрикивает свой крик и имя, ворочаясь, как флюгер, на все стороны. Если во время пения ее дразнят маленькие птички, а именно, если одна из них толкнет ее, когда она сидит, надувшись, на сучке, то она прерывает крики и каждый раз отбрасывает последний слог.

Насколько эта птица ленива в отношении заботы о потомстве, настолько она влюбчива. Несмотря на то, что она встречает взаимность, любовь, по-видимому, совершенно сводит ее с ума. Она буквально доходит до исступления во все время спаривания и так беспрерывно кричит, что теряет голос, беспрестанно летает по всей своей области и в каждом другом самце видит соперника и злейшего противника.

Для того, кто наблюдал самца кукушки, не будет подлежать никакому сомнению, что между двумя самцами, которые слышат друг друга, существует явная ревность; она проявляется при каждом удобном случае. Кукушка, которая до этого времени безобидно кричала на весь свет свое красиво звучащее имя, начинает волноваться, как только слышит настоящий или поддельный голос соперника. В такие моменты ее движения становятся живее, отдельные возгласы и фразы беспрерывно следуют друг за другом. С внимательным взором и прислушиваясь, птица эта более, чем обыкновенно, нагибается вперед и при каждом отдельном крике поворачивается то направо, то налево, чтобы точно узнать направление, по которому доносятся до нее столь ненавистные звуки. Если приближается вторая, то битва начинается тотчас же. Науман говорит, что кукушка не терпит другого самца в своей области или поблизости своей самки и старается его выгнать сильными ударами клюва. Впрочем, я не видел, чтобы они делали последнее, но всегда только замечал, что оба соперника преследуют друг друга быстро летая и бросаясь один на другого; потом они опускаются, снова начинают кричать и затем опять начинают такое же преследование; но драки подтверждаются и другими наблюдателями.

Крик кукушки, как это мне позволяют с верностью предполагать мои наблюдения, прежде всего имеет целью приманить самку. Если она пролетает через область самца, задумав важные дела, то, по-видимому, не обращает никакого внимания на его любовные взгляды, но прокрадывается через ветки, обращаясь то к одному дереву или кусту, то к другому. Если же, напротив, она удачно пристроила свое яйцо и если она сама ищет любовных приключений, то отвечает самцу, подлетает к нему как можно ближе, издавая свой стройный, звучный, хихикающий или смеющийся призывный крик.

Спаривание совершается обыкновенно на сухом сучке вершины дерева или на каком-либо другом открытом и высоком месте, а в степях Туркестана на плоской земле, всегда с большим шумом, повторяемыми криками и хихиканьем.

Уже древним было известно, что кукушка кладет свои яйца в чужие гнезда. «Высиживание яйца кукушки и выращивание вылупившегося из него птенца, — говорит Аристотель, — совершается той птицей, в гнездо которой положено яйцо. Приемный родитель, как говорят, выкидывает своих собственных птенцов из гнезда и дает им умереть с голода в то время, как выращивает молодую кукушку. Другие рассказывают, что он убивает своих детей, чтобы ими кормить кукушку, так как этот птенец в своей молодости до того хорош, что мачеха ради него презирает собственных детей. Большую часть сообщаемого здесь видели, как говорят, собственными глазами; только рассказы о том, каким образом погибают птенцы высиживающей птицы, не всегда согласуются: одни говорят, что старая кукушка возвращается назад и съедает птенцов гостеприимной птицы, другие утверждают, что, так как молодая кукушка превосходит величиной своих собратьев, то она все у них выхватывает, и потому они должны умереть с голода; наконец, третьи думают, что она, как самая сильная, съедает их сама. Кукушка, конечно, хорошо делает, что таким образом устраивает детей, потому что она отлично сознает свою трусость, вследствие которой не может защищать птенцов. Она настолько труслива, что всем маленьким птичкам доставляет удовольствие ее щипать и гонять». Мы увидим, что описание это во многих отношениях справедливо, но я сначала должен признаться, что нам и до сих пор еще не вполне известна жизнь кукушек.

Добытые наблюдениями сведения относительно размножения этой птицы заключаются в следующем: кукушка поручает свои яйца для высиживания множеству различных певчих птиц. Уже в настоящее время мы знаем приблизительно 70 видов приемных родителей, но не подлежит сомнению, что число это при ближайшем исследовании всей области распространения этой удивительной птицы существенно увеличится. Насколько мне известно, не считая азиатских воспитателей, кукушкины яйца находили в гнездах снегиря, зяблика, горного зяблика, коноплянки, чечетки, зеленушки, воробья, обыкновенной, тростниковой и луговой овсянок, просянки, завирушки, хохлатого, степного, полевого жаворонков, сороки, сойки, сорокопута и жулана, соловья, варакушки, зарянки, горихвостки-чернушки и обыкновенной горихвостки, лугового и черноголового чеканов, ушастой и черногорлой каменок, каменного, певчего и черного дроздов, пестрогрудки, славки-черноголовки, садовой славки, славки-мельничка, пеночек — веснички, теньковки и трещотки, пересмешки, дроздовидной камышовки, садовой, болотной и тростниковой камышовок, обыкновенного и речного сверчков, коноплянки, лугового, краснозобого, лесного, полевого, степного и шпорцевого коньков, белой, желтой и горной трясогузок, обоих видов корольков, пищухи и мухоловки-пеструшки, большой синицы, горлицы, вяхиря, даже гагары. Между этими птицами камышовки, трясогузки, славки предпочитаются, а гнездами других пользуются только в крайней нужде, может быть, даже по ошибке.

Яйца кукушки в сравнении с ее величиной необыкновенно малы, едва больше воробьиных, мало различны по форме. Кончики их неодинаковы, больший диаметр лежит ближе к полого-округленному толстому концу, тогда как тонкий круто усечен. Яйца имеют нежную, хрупкую и блестящую скорлупу, поры которой нельзя заметить простым глазом, и когда они свежи, имеют большей частью более или менее яркий желто-зеленый фон; по этому фону пестрят фиолетово-серые или матово-зеленоватые пятна, а по ним — бурые, резко очерченные крапинки. Они бывают то больше, то меньше, и вообще такого разного вида и так окрашены и разрисованы, как ни у одной другой птицы, образ размножения которой нам известен. Смотря по различным местностям, преобладает то один, то другой цвет. Каждая самка кладет по одному яйцу в одно и то же гнездо, обыкновенно тогда, когда в нем уже находятся яйца воспитателей. Вероятно, она кладет яйца в гнезда только одного вида, а в гнезда других птиц лишь в случае крайней нужды. Бальдамус впервые разъяснил этот факт.

Не подлежит почти никакому сомнению, что самка кукушки по возможности всегда выбирает гнезда тех же самых перелетных птиц; по крайней мере, кажется весьма вероятным, что она отыскивает гнезда тех птиц, в которых сама выросла.

Еще ранее, чем яйцо созреет для кладки, самка летает, чтобы отыскать гнездо. При этом она не сопровождается самцом, так как последний вообще, кажется, не очень-то заботится о своем потомстве. Отыскивание гнезд совершается очень различным манером: самка присматривает гнезда, летая или лазая в кустах, или наблюдая птичку еще во время постройки гнезда.

После того, как самка снесла яйцо, она все еще смотрит на гнездо, несколько раз возвращается к нему и выкидывает из него яйца, даже птенцов, кроме своих собственных. Вальтер отрицает эти показания. «Кукушка, — говорит он, — имеет репутацию разорителя гнезд, который не только выкидывает из гнезда яйца, но также при случае одно-другое проглатывает. Если же исследовать это основательно, то она вовсе не является тем варваром, которым кажется. Она не поступает иначе, чем другие птицы. Каждая птица при постройке гнезда кружится, чтобы придавить неровности и округлить гнездо, и делает это еще до кладки яиц. То же делает и кукушка. Чужие яйца, лежащие в гнезде, составляют для нее только неровности. Она вертится в нем кругом с сжатым телом и этим кружением выкидывает яйца или втискивает их в дно гнезда. Если она не может этого сделать, то удаляет яйца клювом, так же, как и другие птицы выбросили бы нечто, не принадлежащее к гнезду. Яйца мелких птиц очень хрупки, и если кукушка и свои собственные яйца иногда разбивает, перенося их в гнездо, то это еще легче случается с хрупкими чужими яичками, которые она к тому же не обязана беречь. Если она разбивает яйцо и содержимое выливается ей в клюв, то она это, конечно, проглатывает».

Вальтер приводит целый ряд доказательств в пользу своего мнения. Как и другие, он несколько раз находил в гнездах, содержавших кукушкино яйцо и отличавшихся рыхлой и глубокой выстилкой, яйцо высиживающей птицы, вдавленное в дно гнезда; он по крайней мере один раз наблюдал верчение и поворачивание кукушки, а также видел, как последняя разбила свое собственное яйцо, приподнимая его клювом. Пэсслер же и другие утверждают, напротив, что видели, как самка кукушки каждый раз выкидывает по одному яйцу воспитателей из гнезда, а позже уносит вылупившихся из яйца птенцов. На это Вальтер очень Справедливо возражает, что в гнезде не может быть вылупившихся птенцов и они, следовательно, не могут быть унесены, если самка кукушки изо дня в день аккуратно посещала гнездо и удаляла яйца; что если кукушка несколько раз возвращается к гнезду, чтобы украсть яйцо, то их число должно уменьшиться, чего, как это доказывает опыт, вовсе не случается. «Я еще никогда не замечал, — говорит он, — при последующих посещениях гнезда, содержавшего кукушкино яйцо, уменьшения в числе яиц, а часто даже увеличение. Обыкновенно птицы не кладут полного числа яиц, когда кукушка положит свое яйцо в гнездо, потому что чужое яйцо и без того слишком переполняет его. Но все-таки я каждый год находил одну или две полные кладки. Обыкновенно они кладут после того, как было положено яйцо кукушки, т.е. в том случае, если кукушка еще не нашла яиц в гнезде, еще три яйца, и тогда только начинают высиживать».

Период размножения кукушки продолжается все время, пока она кричит, т.е. меняется не только по преобладающей в данном году погоде, но и по положению местности, например, на севере или в высоких горах оно начинается позже, но зато дольше продолжается, чем на юге или в долинах. Размножение кукушки, как и вся ее жизнь, приноравливается к гнездованию мелких птиц.

На счет продолжительности времени, необходимого для созревания яиц кукушки, имеются различные мнения. Тогда как большинство считает, что между кладкой каждого яйца проходит от 6—8 дней, Вальтер уверяет, что он совершенно достоверно убедился на двух кукушках, что они клали по крайней мере по два яйца в неделю, и прибавляет к этому другие наблюдения, кажущиеся очень доказательными. Но этот же наблюдатель узнал, что самка иногда нуждается в 6 днях, чтобы положить второе яйцо, следующее за первым, и заключает из этого, что зоологи наблюдали верно, когда определяли промежуточное время в 6—8 дней. Но он все-таки думает, что долгое время обозначает истощение, которое мы замечаем у всех несущихся птиц. Если бы можно было доказать, что самка кукушки на самом деле каждые 3—4 дня кладет по яйцу, то оказалось бы, что она во время своего размножения сносит необыкновенно большое число, приблизительно 20—24 яйца.

Все птицы, на долю которых выпадает сомнительная честь выращивать кукушек, напротив того, неоспоримым образом выказывают свой страх и изо всех сил стараются отогнать кукушку. Они очень хорошо знают ее привычку и нисколько не ошибаются в своих суждениях. Ни одна из них не принимает ее за ястреба. Это становится очевидным для самого простого и неопытного взгляда при беспристрастном наблюдении. Насколько мелкие птички дразнят соколов, насколько с явно боязливыми и шумными криками некоторые из них преследуют даже ястреба, настолько же различно держат они себя при своих нападениях на кукушку. Как я очень часто наблюдал, они преследуют кукушку не только на лету, но также и тогда, когда она смирно сидит и кричит на своем дереве. Они показываются около нее, без сомнения, привлекаемые хорошо известным им криком, и стараются на лету столкнуть ее, держатся даже около нее, трепеща крыльями, как они это делают с совами, но никогда с ястребами. Это совершается с полной уверенностью в безопасности, с такой дерзостью и продолжительностью, что они не только мешают кричать кукушке и заставляют ее оборвать свой голос, но буквально принуждают ее защищаться. Она это делает, но защита редко увенчивается успехом, так как маленькие птички снова бросаются на нежеланного гостя и под конец все-таки принуждают его покинуть свое место, после чего только и начинается настоящая охота. Если же кукушка приближается к гнезду, то его владельцы криками и беспокойством, которые всем вполне понятны, извещают о большом страхе относительно опасности, угрожающей их потомству. Кукушка также вовсе не любит класть яйцо в присутствии будущих приемных родителей. Она прилетает как вор, большей частью ночью, справляет свое дело и быстро улетает, как только его окончила. Но замечательным кажется то, что те самые птицы, которые ненавидят всякое беспокойство и перестают высиживать, если кто-нибудь тронет их яйца, не выкидывают кукушкино яйцо из гнезда, но продолжают нестись. Они ненавидят самку-кукушку, но все-таки не отказываются от забот об ее яйце и потомстве.

Молодая кукушка выходит из яйца в очень беспомощном виде. Насколько беспомощна только что вылупившаяся птица, настолько она и прожорлива. Она требует больше пищи, чем могут добыть воспитатели, и выхватывает ее, если в это время еще находятся в гнезде ее названные братья, у них перед самым клювом, наконец, выкидывает их из гнезда, если они не умирают с голоду или если кукушка не уберет или не убьет их. Отсюда ясно, что в гнезде всегда находить только одну, уже довольно большую кукушку.

Милосердие мелких птичек, которое обнаруживается и в этом случае, выказывается в ярких красках при выкармливании молодой кукушки. С трогательным усердием они несут этому прожорливому уроду, оставшемуся на месте их собственных погибших птенцов, пищу в изобилии, приносят ему жучков, мух, комаров, маленьких гусениц, червей и мучаются с утра до вечера, не имея возможности набить ей рта и заставить замолкнуть ее вечное хриплое «циз-цизис». После вылета они также целыми днями следуют за ней, так как она не позволяет себя водить, но летает, куда ей вздумается, и верные воспитатели должны за ней следовать. Иногда случается, что кукушка не в состоянии протиснуться через узкое отверстие древесного дупла; тогда ее приемные родители остаются даже до поздней осени и кормят ее беспрерывно. Наблюдались самки трясогузки, которые еще кормили своих воспитанников в то время, когда все их родичи уже пустились в странствование к югу.

Взрослая кукушка имеет мало врагов. Ловкость полета спасает ее от преследований большинства соколов, а от лазающих хищников она, вероятно, всегда уходит. Она терпит от мелких птиц, и не только от тех видов, которым она аккуратно поручает свое потомство, но также и от других. На первом плане, как и должно ожидать, возятся с нею храбрые трясогузки. Я видел, как иволга, наши сорокопуты, серая мухоловка, пеночки и наконец славки нападали на нее. Кроме таких врагов и различных мучащих ее паразитов, взрослая кукушка терпит еще от самых ловких хищных птиц, но все-таки реже, чем кажется сначала. Но зато, когда она еще находится в гнезде, она подвергается нападениям многих врагов. Лисицы, кошки, куницы, ласки, вороны, сойки и другие разорители гнезд еще легче подмечают эту большую птицу, чем законное население такого гнезда, и уносят ее, как лакомую добычу. Также и человек кое-где присоединяется к названным врагам кукушки, по незнанию и заблуждению. По понятию народа, кукушка зимой превращается в ястреба, потому истребление ее кажется скорее подвигом, чем проступком. Когда эта озорница счастливо вылетела из гнезда и сделалась самостоятельной, она ведет довольно обеспеченное существование. Обыкновенно тогда она остерегается человека, и тому, кто не сумеет точно подражать ее голосу, бывает трудно к ней приблизиться. Еще труднее поймать живьем взрослую кукушку. Я не знаю ни одного способа ловли, который бы верно вел к этой цели. Но все-таки такие способы должны иметься, так как в Греции, где кукушек едят и где на них смотрят, как на лакомый кусок, приносят в конце июля на базары жирных кукушек, которые ловятся же каким-нибудь способом.

Я с некоторым правом прошу у всех пощады для кукушки. Леса обойтись без нее не могут, потому что она способствует не только их оживлению, но также и их сохранению. Мы привыкли думать, что весна начинается с криком кукушки, а разум говорит нам, что этот звучный крик имеет еще совершенно другое, более серьезное значение. «Какое человеческое сердце, если оно не закоренело в постыдном эгоизме, — говорит Гомейер, — не чувствует себя одушевленным, когда первый зов кукушки звучит весной? Молодые и старые, бедные и богатые слушают с одинаковым удовольствием ее звучный голос. Если бы можно было считать кукушку за настоящую предвестницу весны, то уже поэтому она была бы достойна пользоваться защитою человека. Кроме этого, она самая главная истребительница многих вредных насекомых, которые не имеют других врагов».

Кто основательно наблюдал лес, объеденный гусеницами, тот всегда заметит, что кукушки, не занятые в это время размножением, из далеких и близких местностей прилетают к этому лесу» чтобы удовлетворить свой почти ненасытный голод. Раз этот бич появляется, конечно, и кукушки не могут ему воспрепятствовать; но они ограничивают и уменьшают его влияние, может быть, даже не дозволяют ему развиться, и это исполняют очень хорошо. А потому сохранить, насколько возможно, лесу — его защитника, нам — вестника весны, защитить его и заботиться о нем составляет долг каждого умного человека, и мы должны выступать везде и всегда против слепого заблуждения тех, которые думают, что эта птица может принести нам вред.

Самые великолепные кукушки населяют экваториальные страны Африки, Азии и Новой Голландии. Название «золотистые кукушки» еще недостаточно обозначает их красоту, потому что их оперение блестит такими великолепными красками, каких не могут произвести сочетания металлов. Эта роскошь цветов — одна из их главных примет, может быть, самая главная из всех. Они очень маленькие, вытянутые, длиннокрылые и длиннохвостые птички.

Обыкновенная кукушка (Cuculus canorus)
Обыкновенная кукушка (Cuculus canorus)


Отряд
Кукушкообразные (Cuculiformes)
Семейство
Кукушковые (Cuculidae)


  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.