Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам
Реклама: Детальная информация тамада Харьков на нашем сайте.



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Белобрюхий стриж (Apus melba)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Белобрюхий стриж (Apus melba) достигает длины 22 см, размах крыльев 55—56 см, длина крыла 20 см, хвоста — 8,5 см. Вся верхняя часть тела, стороны головы и нижние кроющие перья хвоста темного дымчато-бурого цвета. Подбородок, горло, грудь и окружность заднего прохода — белого цвета, но на верхней части груди заметна бурая полоска, которая начинается между основанием клюва и плечом и на середине груди заметно утончается. Глаза темно-карие, клюв черный, голые части ног также черные.

Центром области распространения этой птицы следует считать бассейн Средиземного моря. Отсюда она простирается, с одной стороны, до берегов Португалии, Пиренейских и Альпийских гор, с другой — до Атласа и горных стран Малой Азии; на восток она распространяется через Каспийское и Аральское моря до северных Гималаев. При случае, однако, белобрюхий стриж гнездится и довольно далеко от границ этой обширной области распространения: например, по наблюдениям Гейглина, он встречается в высоких горах Абиссинии; по словам Жердона, он селится и кое-где в Индии — на скалах, отвечающих его требованиям. Но нигде в вышеназванных странах белобрюхий стриж не может считаться оседлой птицей; в северных частях это перелетная птица, а в более южных — по крайней мере, бродячая.

Весною он появляется на южных берегах Европы гораздо раньше своего родича, черного стрижа; в Сирию он, по наблюдениям Тристрама, прилетает уже в середине февраля; в Грецию, по Крюперу, в конце марта и, немного позднее, в Швейцарию. Если же, что случается нередко, после их возвращения становится снова холодно и несколько дней сряду бывает мороз или снег, то многие стрижи погибают.

«Никто не может уничтожить у жителей Капри, — говорит Болле, — издавна существующего убеждения, что белобрюхие стрижи не улетают, как прочие птицы, зимой за море, а зимуют в ущельях самого острова. Добрые люди эти держатся еще зоологических сведений Аристотеля. Отчего, не без хитрости спрашивают они, стрижи по целым дням ловят мух и сносят их в расщелины скал даже тогда, когда у них нет детенышей?»

Белобрюхого стрижа совершенно справедливо называют альпийским стрижом, хотя в среднеевропейских Альпах он никогда не встречается в таком большом количестве, как на юге, где иногда собирается несметными стаями. Гиртаннер перечисляет целый ряд скал, где эти птицы гнездятся и куда ежегодно возвращаются. На всех высоких горах Швейцарии находятся такие места, где он селится, но чаще всего птицы эти встречаются в южных частях Альп. Хотя этот стриж предпочитает всем другим местностям скалы, находящиеся у самого моря или вблизи его, он селится иногда на высоких постройках, раз освоившись с ними, и постоянно возвращается туда с настойчивостью, свойственной всем стрижам. Подобное гнездовище находится, между прочим, на некоторых церковных башнях в Берне, Фрибурге и Бургдорфе, а также на башнях в Португалии, на мечетях Константинополя и некоторых крымских монастырях, расположенных высоко в горах.

Хотя нравы и привычки белобрюхого стрижа в главных чертах сходны с нравами и привычками более знакомого нам черного стрижа, образ жизни в некоторых отношениях отличается. Существует несколько хороших его описаний, и в последнее время они значительно пополнены наблюдениями немецких, английских и итальянских натуралистов. Однако все необходимые сведения об этом стриже можно найти в описаниях Болле и Гиртаннера, у которых мы и заимствуем нижеследующее.

«Скоро после возвращения на старое гнездовище, — говорит Гиртаннер, — стриж начинает исправлять старые гнезда и строить новые. Материал для гнезда стрижи собирают на воздухе, так как на землю они почти никогда на садятся вследствие трудности снова подняться. Это былинки, сено, солома, листики и другие предметы, которые ветер поднимает с земли, а стрижи схватывают на лету. Кое-что они хватают, стремительно пролетая над поверхностью воды или земли; они также прицепляются к стенам и скалам и оттуда собирают мох и траву. Цемент, которым скрепляются материалы гнезда, стрижи не берут с земли, как родственные им ласточки, а имеют его всегда при себе: он состоит из выделения очень крупных слюнных желез — полужидкой массы, по густоте похожей на насыщенный раствор гумми-арабика.

Несмотря на все мои старания, я не мог достать гнезда стрижа, взятого со скал. Все мои сведения о способе постройки гнезда этих птиц основываются на сравнении шести гнезд, взятых с соборной башни в Берне и находящихся в собрании Штелькера. Прежде всего бросается в глаза необыкновенно малая величина гнезд в сравнении с ростом птицы. Гнездо имеет вид неглубокой круглой чашки, шириной сверху от 10—12 см при 4—6 см вышины и около 3 см глубины во всех гнездах. Если эта птица помещается в таком маленьком гнезде, то оно и не может быть более глубоким, так как стрижу, при его коротких ногах и длинных крыльях, было бы очень неудобно сидеть; при малой глубине птица может, несмотря на свои длинные крылья, доставать ногами до дна гнезда. Если на гнезде сидят оба родителя или выводок даже не очень взрослых птенцов, то гнездо под ними делается совсем незаметным. Но маленькое туловище стрижа и не требует очень большого гнезда, а чтобы не вывалиться из него, как молодые, так и взрослые крепко прицепляются когтями в войлокообразное дно.

Тщательное исследование подобного гнезда показывает, что оно строится следующим образом. На выбранное место, например на балке башни, в углублении стены или скалы, наносится различный материал, состоящий из соломы, сухой травы, листьев и т.д., располагается в виде круга или в беспорядке и так крепко приклеивается слюною к основанию, что при снятии гнезда приходится нередко отрывать щепки от гнилой балки. Нижний край гнезда сплетается плотнее и из более крупных соломинок и крепко приклеивается к нижнему слою; при этом птице часто приходится, приспособляясь к форме углубления, отказаться от постройки совершенно круглого гнезда. Если стенка гнезда сойдется со стеной углубления или расщелины, то она и к ней крепко приклеивается.

Виденные мною гнезда построены почти исключительно из очень плотной войлокообразной массы, состоящей из травы, оболочек от почек различных растений и перьев самих стрижей; кусочки бумаги и корешки встречаются очень редко. Верхний край сплетается плотно из стебельков травы и перьев, ему придается по возможности округленная форма и только в крайнем случае полукруглая или угловатая. Внутренность гнезда не заключает в себе никакой особой подстилки. Там, где в материале гнезда остаются промежутки, птица всовывает согнутое перо и приклеивает его слюной. Слюна употребляется главным образом при прикреплении гнезда к основанию, при постройке верхнего края и нижнего слоя, а также для смазки всего углубления. Таким образом верхний край приобретает, как, впрочем, и все гнездо, большую твердость и делается даже глянцевитым, так как слюна на воздухе очень быстро твердеет».

Кладка начинается обыкновенно в начале июня, часто ранее, чем гнездо вполне закончено; яйца кладутся через два дня по одному, пока их не наберется 3—4. Яйца, по словам Гиртаннера, мелочно-белого цвета, без глянца, и похожи на гипсовые, даже на ощупь; скорлупа состоит из не очень мелкозернистой массы. На толстом конце яйца заметны довольно большие известковые желваки, а вся поверхность покрыта видимыми простым глазом порами. Форма яйца бывает различна, от вытянутой и постепенно суживающейся к концу до довольно широко овальной. Длина 10 яиц, которые Гиртаннер выбрал из 40 штук, колеблется между 29 и 33 мм, а ширина между 19 и 22 мм. Белобрюхий стриж точно так же, как и черный, выводит птенцов лишь один раз в году.

Вероятно, ни один наблюдатель, который знакомился с белобрюхим стрижом, живущим на свободе, не может отрицать глубокого впечатления, которое эта птица производит на всякого нового человека. Впечатление это в сильной степени увеличивается великолепием и красотой природы тех мест, где живут эти гордые и сильные обитатели воздуха.

Мне случалось видеть белобрюхих стрижей в такой величественной местности, какую себе можно представить: на вершине горы Монсеррат в Каталонии. Эта гора возвышается на 1500 м над окружающей равниной, состоит из многих тысяч скалистых конусов, которые нагромождены друг на друга и оканчиваются стоящими один подле другого огромными обелисками. Между ними находятся глубокие ущелья, образующие страшные пропасти, а вокруг простирается широкая богатая равнина. На севере виднеются снежные вершины Пиренеев, которые блестят и сверкают при вечернем освещении; на востоке взор видит темно-голубое Средиземное море, где вдали поднимаются Балеарские острова, полузакрытые легким туманом; во все другие стороны глазам представляются лишь разорванные горные ущелья и цепи возвышенностей. На одном из только что названных обелисков белобрюхие стрижи устроили себе гнездовище и дозволили черным стрижам устроиться тут же поблизости.

Никто из нашего маленького общества охотников, которые отправились в горы для наблюдения за птицами и собирания коллекций, не мог противостоять искушению пострелять по этим стрижам, которые поселились на «коне Святого Фердинанда», как называет народ эту столпообразную скалу. Гнезда стрижей находятся на верхушке скалы, высоко над отвесно спускающейся стеной ущелья. Я приблизился к этому месту по узкой выдающейся скале, которая была соединена с другими горами как полуостров на море или угловая башня гигантского замка, чтобы оттуда удобнее приблизиться к осторожным птицам. Когда я взглянул на страшную пропасть, зияющую под моими ногами, то увидал, что она простирается далеко вниз, до самой подошвы скал, где в долине шумит быстрая речка Льобрегат. Несмотря на то, что я не подвержен головокружениям, все же я не осмелился взглянуть по другую сторону узкой тропинки, на которой находился: мне стало страшно. Брошенный камень очень долго летел до дна пропасти; звук от удара о скалы долетал до нас лишь по прошествии девяти секунд. Очень много стрижей целыми рядами носились в узком ущелье, отделяющем нашу скалу от прочей массы гор, и только на глубине этого ущелья мы могли находить убитую нами добычу. Но мне не удалось застрелить ни одной из этих птиц: огромные массы расположенных кругом меня скал так обманывали глаз, что он терял всякое понятие о расстоянии. После нескольких неудачных выстрелов я уселся на камень, положил ружье у своих ног и довольствовался тем, что следил глазами за чудными птицами.

Когда видишь высоко летающего над собой стрижа, то полет его невольно сравниваешь с полетом сокола: он долго парит, не двигая крыльями. Затем следует несколько быстрых ударов крыльями, между которыми он внезапно падает вниз, отвесно или спускаясь дугой. Часто от большого общества, которое то рассеивается, то снова собирается, отделяется парочка и, играя, высоко подымается в воздух. Стрижи находятся в постоянном движении до вечерних сумерек, а затем меняют свое местопребывание и занятие. Вечером над всеми обработанными местностями, которые расположены не очень далеко от моря, особенно над виноградниками и плодовыми садами, стрижи летают тихо, плавно и низко, точно ласточки; каждая птица держится отдельно и не заигрывает с товарищами, а занимается ловлей насекомых. Особенно усердно занимаются они этим делом при закате солнца, что доказывает предпочтение к ночным насекомым. В этом отношении белобрюхий стриж резко отличается от черного, который именно вечером чаще всего собирается большими и крикливыми стаями.

В высшей степени интересно не только первое впечатление, но и наблюдение над ежедневной жизнью и движениями белобрюхого стрижа. «Окрестности старой башни, — так описывает Гиртаннер, — или горной цепи необыкновенно оживляются этими птицами, которые, хотя живут обществами, но очень дики, любят ссориться и находятся в постоянном движении. Даже в течение целой ночи в углублениях, служащих для помещения гнезд стрижей, постоянно слышатся шум и ссоры, так что трудно представить себе, когда эти птицы пользуются ночным покоем для сна; утром же, когда взойдет солнце, шум еще усиливается. Лишь только сумерки слабо осветят темные щели скал, как жители их уже просыпаются и готовятся к отлету. Они с трудом ползут к отверстию пещеры или щели, прижимая грудь к земле и усердно помогая себе крыльями, но как только добредут до выхода, то все трудности преодолены. Распустивши свои неутомимые крылья, они бросаются в глубину с резким криком, который от времени до времени переходит в громкую трель, и целые стаи этих таинственных созданий носятся над спящим еще городом или темным, безмолвным ущельем.

Стая стрижей поднимается в воздухе до такой высоты, что делается незаметной для невооруженного глаза, словно внезапно исчезает из той местности, где находятся гнезда. Но вот птицы стали снова заметны: высоко над нашими головами белеют их снежно-белые брюшки и блестящие крылья, точно снежные хлопья при солнечном свете. Вдруг они появляются около своих гнездовищ на скале и кружатся там, играя и перегоняя друг друга. Таким образом проводят стрижи все утро, если только погода хорошая, и главная цель их полета, конечно, состоит в ловле насекомых. Когда наступает полуденный жар, стаи стрижей прячутся в щели и предаются покою, так как сильную жару они плохо переносят и это время охотнее всего проводят в своих прохладных убежищах. Стрижи, очевидно, тогда спят, по крайней мере они не издают никакого звука и оживляются снова только вечером.

В пасмурную и дождливую погоду шумливые стрижи охотнее всего сидели бы дома, но добывание пищи заставляет их совершать полеты. В этом случае стрижи летают молча, поодиночке, усердно преследуя насекомых над лугами или пролетая над ручьем, где легко схватить стрекоз; тогда гордого жителя горных ущелий почти нельзя узнать, так молчаливо летает он по долине, чтобы наскоро утолить свой голод. Когда в Альпах наступает холодная погода или разражается гроза, стриж показывается в долине. После долгой засухи стрижи очень рады теплому дождю; они пьют и купаются на лету, кружатся над своими гнездовищами и всячески поворачиваются на воздухе, чтобы дождь смыл с них докучливых паразитов; даже сидящие на яйцах стрижи не могут отказать себе в этом удовольствии.

Подобная беззаботная жизнь продолжается до тех пор, пока не кончилась кладка яиц, насиживание которых уничтожает безграничную свободу стрижей. Но когда птенцы вылупились, вся деятельность родителей направлена на добывание для них необходимой пищи. Птицы неутомимо носятся по воздуху, широко раскрыв свою пасть, и бросаются на всякое насекомое, которое им попадается на пути. Скоро много мелких насекомых прилепляются к липкому небу птицы, так что во рту образуется большой комок. Тогда стриж летит к гнезду и запихивает пищу глубоко в пасти голодных птенцов. Кормление детенышей продолжается от 7 до 8 недель, так как птенцы вылетают, лишь когда могут без предварительных летательных упражнений прямо броситься в глубину и сразу носиться по воздуху. Яйца насиживаются попеременно обоими родителями, и птенцы вылупляются через три недели после того, как положено последнее яйцо. Они при рождении уже вполне покрыты серым пухом, как молодые хищные птицы. Вырастание птенцов подвигается довольно медленно, вероятно, вследствие трудности доставления им достаточного количества пищи. Птенцы оставляют гнездо гораздо ранее первого вылета; они привешиваются к стенам углубления или пещеры, где расположено гнездо, и остаются в этом положении по целым часам; здесь их кормят родители. Вылетают они из гнезда лишь в конце, редко в середине мая и очень скоро достигают такой же ловкости полета, как и взрослые. Это им необходимо, так как приближается время отлета на юг».

Белобрюхий стриж под защитой недосягаемости своих гнездовищ и вследствие очень высокого и быстрого полета живет обыкновенно в полной безопасности. Стаи их страдают лишь от холода и голода. Как и черные стрижи, белобрюхие сильно дерутся между собой, и один противник так сильно вцепляется когтями в другого, что оба часто падают на землю, где обыкновенно и погибают.

В Швейцарии никто не преследует стрижей, если только они не нужны для естественноисторических целей; в Италии же и Греции еще до сих пор, как во времена Геснера, стрижей ловят на удочку на лету. «Мальчик лежит на верхушке крутой скалы или на высокой крыше, — рассказывает Болле, — и по возможности прячется. Он держит в руках длинный прут, к концу которого привязана длинная голубая нитка, а на конце ее между перышками и ватой спрятан небольшой крючочек; он качается на воздухе между другими нарочно бросаемыми перышками. Хватая перо для постройки гнезда, стриж попадает на удочку и таким образом ловится».

В Португалии поступают, как мне сообщает Рей, совершенно таким же образом. В Греции, по словам фон дер Мюле, протягивают бечевку между двумя высокими предметами и к ней привязывают лошадиные волосы и пух с маленькими крючками; птицы, собирающие материал для гнезда, таким образом попадают на крючки. Охотники становятся также на верхушке скалы, где сильно дует ветер, и стреляют в мимо летящих стрижей, чтобы продавать их на рынке. Кроме подобной, если можно так выразиться, мальчишеской охоты, белобрюхий стриж погибает иногда в когтях некоторых соколов. На острове Капри сапсан (Faico peregrinus) живет в ближайшем соседстве со стрижами, и Болле думает, что едва ли он преследует их; однако быстро летающий хищник наверно 'их ловит, что подтверждается многими наблюдениями. Кроме того, стрижа беспокоят еще всевозможные паразиты, от которых он страдает главным образом во время насиживания яиц.

Белобрюхий стриж (Apus melba)
Белобрюхий стриж (Apus melba) — сверху
Черный стриж (Apus apus) — снизу


Отряд
Стрижеобразные (Apodiformes)
Семейство
Стрижи (Apodidae)


  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.