Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам
Реклама: кения кофе по приемлемой цене



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Миссисипский аллигатор (Alligator mississippiensis)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Миссисипский аллигатор (Alligator mississippiensis) отличается, по мнению Шрауха, тем, что имеет широкую, плоскую в форме параболы, на поверхности почти гладкую морду, похожую на щучью. Его невозможно спутать с другими видами этого рода, так как костяная перегородка между ноздрями заметна даже снаружи в виде продольного гребня, разделяющего обе ноздри; кроме того, на зашейке у него два ряда друг подле друга лежащих щитков. Затылок покрыт четырьмя большими, парными, поперечными рядами, а спина 8 продольными рядами щитков, пальцы соединены широкой плавательной перепонкой. Длиной он бывает до 4,5 метра, однако особей, достигших даже половины этой величины, следует считать взрослыми. Цвет верхней части тела обычно грязный, маслянисто-зеленый, по которому разбросаны темные пятна, нижняя часть тела нечистая ярко-желтая. У молодых животных по спине и хвосту идут желтые полосы.

Область распространения миссисипского аллигатора ограничивается юго-восточными частями североамериканских Штатов, от впадения Рио-Гранде и к северу до 35-го градуса. Он встречается очень часто почти во всех больших и малых реках, озерах и болотах Южной Каролины, Джорджии, Флориды, Алабамы, Миссисипи и Луизианы, далее к северу он встречается реже и в Северной Каролине постепенно исчезает. Одюбон, сообщениями которого я буду пользоваться, говорит, что аллигаторы взбираются на стволы деревьев, растущих по илистым берегам помянутых рек, и греются на припеке или же плавают по реке, добывая себе пищу . В Луизиане все болота, бухты, реки, пруды, озера, все полно этими животными, их можно видеть повсюду, где есть вода, в которой они могут найти себе убежище и достаточное количество пищи, таким образом, они распространяются на юге, ниже впадения реки Арканзас, на востоке до Северной Каролины, а на западе повсеместно. На Красной реке, до того как их не испугали пароходы, их было такое поразительное множество, что по берегам и на огромных плотах плывущего леса они встречались сотнями. Детеныши их лежали на спинах у взрослых, и иногда раздавалось такое рычание, как будто бы мычали тысячи диких быков, вступающих в бой. Как многие другие дикие животные в Америке, так и они настолько мало боялись людей, что если в них не стреляли или не пугали намеренно, то они подпускали мимоидущие лодки на несколько метров, не обращая на них ни малейшего внимания. Только в стоячих водах с гниющими растениями они показываются редко.

На суше аллигатор обыкновенно движется медленно и неуклюже. О походке его можно сказать, что он с трудом карабкается по земле: он тяжело передвигает нога за ногу, объемистый же живот почти касается земли, а длинный хвост волочит сзади позади. Так он выползает из воды, так же он тащится и по полям или по лесу, разыскивая место, более обильное пищей, или же удобное для кладки яиц. Насколько медленно он движется, ясно видно из следующего наблюдения. Одюбон встретил однажды аллигатора, длиной 4 метра, шагах в 30 от пруда, очевидно намеревавшегося перейти в другое водовместилище, расположенное неподалеку. К наступлению сумерек он прошел шагов 600 и далее двигаться уже не мог. На суше, конечно, вследствие своей беспомощности они действительно ужасно трусливы. Если они во время своих перекочевок от одного места к другому замечают врага, то прижимаются, сколько возможно, к земле, сильно наклоняют голову и как окаменевшие лежат в таком положении, следя за врагом своими подвижными глазами. Если к ним подойти, то они даже не пытаются спасаться бегством и, конечно, не нападают, а только поднимаются на ноги и пыхтят, как будто у них внутри находится кузнечный мех. Тот, кто желает убить животное в это время, не рискует подвергнуться какой-либо опасности, однако следует помнить, что необходимо держаться в почтительном отдалении от его хвоста, так как в нем главная сила аллигатора и до известной степени лучшее его оружие. Человек, получивший сильный удар этим хвостом, может умереть от него.

В воде, которая, собственно, и есть его природная стихия, аллигатор живее и смелее. Здесь случается, что он даже нападает на человека, в большинстве же случаев он его боится и при встрече с ним почти всегда убегает. В Северной Америке случается, что пастухи бывают вынуждены входить в воду, вооруженные дубинами, чтобы провести свой скот вброд через водоем, обитаемый крокодилами, или же чтобы удержать прожорливых животных от нападений на скот во время водопоя. Впрочем, стоит только попасть в голову аллигатору, то его уже нечего бояться. Иногда случается видеть в воде людей, ослов и аллигаторов совсем близко друг от друга, люди колотят их, чтобы отогнать от ослов, чудовища же поглядывают жадными глазами на желанную добычу, которая при другом положении дела могла бы достаться им и от которой только страх перед побоями удерживает их на известном расстоянии.

Овцам и козам, которые приходят на водопой, собакам, оленям и лошадям, которые переплывают через водоем, грозит опасность быть потопленными, а затем и съеденными . Главную же пищу аллигаторов, собственно говоря, составляют рыбы. Во время ежегодного половодья тамошних рек большие соседние и мелководные озера и илистые болота наполняются не только водой, но и рыбами, за которыми аллигаторы и охотятся. После опадения весенней воды все соединительные ветви между водоемами пересыхают, рыба же забирается в более глубокие места и делается жертвой аллигаторов, которые переползают от одного углубления к другому или, вернее, от одной лужи к другой. После заката солнца издали слышится шум, производимый хвостами хищников. Подойдя ближе, можно рассмотреть, в какое движение они приводят хвостами воду; маневр этот приводит рыб в такой страх, что они, желая избежать своего злейшего врага, сотнями подпрыгивают в воздух, часто же ударами хвоста подбрасываются прямо в зубастую пасть чудовища. Иногда Одюбон для потехи бросал в подобную яму надутый бычий пузырь. Какое-нибудь из животных приближалось, подталкивало его к себе или старалось схватить зубами, пузырь выскальзывал, прочие старались половчее схватить мнимую добычу, иногда бывало так, что они в полном смысле слова играли в мяч этим пузырем. Случалось бросать им закупоренную бутылку, которую легче схватить, тогда можно было слышать, как разбивалось и хрустело стекло у них на зубах, причем зрители злорадно желали приятного аппетита броненосному разбойнику, которого все так ненавидят.

Весной, во время спаривания, аллигаторов следует бояться. В это время они очень свирепы. Самцы вступают между собой в бой, как в воде, так и на суше, и бывают вследствие этого так раздражительны, что мало и даже почти нисколько не боятся человека . Очень может быть, что подобное состояние их зависит от того, что время спаривания совпадает с половодьем, вследствие чего рыба имеет возможность уплывать из одного углубления в другое и ловить ее уже не так легко, как прежде. По сведениям, сообщенным Одюбоном, Люцельбергером и Лейелем, после спаривания в особо устроенные гнезда самка кладет яйца, которые относительно малы, белого цвета, имеют крепкую известковую скорлупу и которых иногда бывает более 100 штук. Для устройства гнезда она выбирает подходящее место шагах в 50—60 от воды, в густых кустарниках или тростниках, натаскивает в пасти листья и ветки, сносит туда яйца и бережно прикрывает их. Говорят, что с этих пор она постоянно находится около гнезда и стережет его, если же кто-либо приближается, на того она яростно нападает. Теплота, которая развивается в гниющих растениях, способствует созреванию яиц. Вылупившиеся маленькие аллигаторы очень ловко выкарабкиваются из-под покрывающих их листьев, мать встречает их и ведет тотчас же к воде, обыкновенно сначала в маленькие, отдельно лежащие лужицы, чтобы уберечь их от самцов и от больших болотных птиц. Кларк однажды, в середине июня, во Флориде нашел два гнезда, в которых было 29 и 30 яиц. Белое, с крепкой скорлупой яйцо имеет 67—88 мм длины и 35—40 мм ширины.

Живучесть аллигаторов затрудняет охоту за ними, хотя их и можно убить пулей, попавшей в мозг или в сердце. Для ловли этих животных чаще, чем огнестрельное оружие, употребляются сети, которыми их и вылавливают из воды, вытаскивают на берег и убивают топорами. Некоторые негры умеют очень ловко ловить их петлями: когда животное приближается к берегу, то они набрасывают ему петлю на голову и вытаскивают из воды. Раненые аллигаторы производят такое сильное возбуждение между сожителями одного и того же озера, что они с испугу или перебираются в другое место, или прячутся в течение нескольких дней, между тем как на тех, которые умирают моментально от выстрела дробью, по-видимому, никто не обращает ни малейшего внимания. В прежние годы близ Красной реки их убивали тысячами, потому что была большая мода на башмаки, сапоги и седла из их кожи. Вскоре, однако, убедились, что кожа эта недостаточно прочна для обуви и не выдерживает сырости, но все же теперь она идет на разные другие поделки, жир убитых животных также идет в употребление, например, на приготовление машинной смазки. Для желез же их, по-видимому, еще не нашли постоянного применения, несмотря на то, что они так же сильно пахнут мускусом, как и у настоящих крокодилов. Гронен считает, что во Флориде ежегодно уничтожается до 6000 молодых аллигаторов для получения кожи, зубов и жира. 100 маленьких крокодилов стоят около 25 долларов, живые животные 12 и 15 футов длины стоят от 25 до 60 долларов.

Это тот вид семейства крокодилов, который чаще всего можно видеть в зоологических садах и у торговцев зверями. На европейском рынке ежегодно продают несколько сот живых аллигаторов, и все они находят покупателей; молодые, только что вышедшие из яйца, попадают к любителям, которые помещают их в аквариумы и настолько их приручают, что они наконец начинают брать из рук предлагаемую им пищу. Большие попадают в зверинцы, владельцы которых таскают аллигаторов с места на место, пока они не околеют от голода, холода и дурного обращения. Старые экземпляры сначала отказываются от пищи, но скоро начинают есть, особенно если у них просторное помещение, а лучше всего небольшой пруд в саду. Чтобы их приручить к корму, следует сначала предлагать им живую добычу, например воробьев с перебитыми крыльями, которых бросают в воду, живых голубей, кур и т.п., позднее они жрут и сырое мясо, которое привязывают к бечевке и двигают взад и вперед, и наконец, они тотчас же раскрывают пасть, когда им показывают корм, и глотают его с радостным ворчанием, точно пища волшебным образом им сваливается с неба; старые аллигаторы жрут много и могут в. неделю съесть до 8 кг мяса. При внимательном уходе они по нескольку лет выдерживают в неволе на открытом воздухе, но для этого необходимо, чтобы зимой они могли хорошо защитить себя от холода, зарыться в ил и предаться зимней спячке, если условие это не соблюдено, то они околевают в первую же зиму.



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.