Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам
Реклама: зайка зверополис купить посетить сайт



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Зеленая, или суповая, черепаха (Chelonia mydas)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Зеленая, или суповая, черепаха (Chelonia mydas) очень большое животное, длина панциря которого равна 1,1 м, а масса 450 кг, отличается не загнутым впереди крючкообразно и вытянутым вперед, а притупленным, острым, мелкозубчатым покровом верхней челюсти, пластинками спинного панциря, лежащими рядом, а не прикрывающими друг друга и одной только парой щитков между ноздрями и лобным щитком. Передние конечности имеют обычно лишь по одному когтю. Все остальные признаки представляют столь многочисленные видоизменения, что подало повод к установлению около десяти различных видов. Очень непостоянный цвет верхней стороны часто бывает бледный буровато-зеленый с желтоватыми пятнами или мраморными рисунками, цвет нижней стороны желто-или грязно-белый.

Зеленая черепаха живет во всех морях жаркого пояса и, по-видимому, обыкновенна здесь повсюду. В Средиземное море, где ее заменяет другая морская черепаха, она попадает лишь случайно, заблудившись. Ее наблюдали от Азорских островов до мыса Доброй Надежды, вдоль всего африканского берега и у всех островов, принадлежащих этой части света, у Атлантического берега Америки от 34 градуса северной широты до устья Лаплаты, в Тихом океане от Перу до Калифорнии и Галапагосских островов и, наконец, в Индийском океане и относящихся к нему морях и проливах от Маскаренских островов и Мозамбикского пролива до Красного моря включительно, у всех берегов Ост-Индии, у Зондских и Филиппинских островов, и, наконец, у берегов Австралии. Отдельные заблудившиеся экземпляры были пойманы также у северо-восточного берега Америки и у берегов Европы.

Зеленые черепахи, подобно своим родичам, настоящие морские животные. Они держатся преимущественно поблизости от берега, не слишком редко встречаются перед устьями или в устьях больших рек, но часто попадаются также очень далеко от берегов, иногда среди открытого моря. Здесь можно видеть, как они плавают около поверхности воды, иногда лежат на ней и, по-видимому, спят, но при самой ничтожной тревоге тотчас исчезают в глубине. «Сухопутные черепахи, — говорит Ласепед, — издавна считались воплощением медленности, морских черепах можно назвать воплощенной осторожностью». Действительно, все рассказы согласны между собой в том отношении, что эти животные, пока они бодрствуют и не приведены в состояние самозабвения овладевшим ими возбуждением, боязливо избегают человека; но едва ли мы вправе приписывать им более высокие способности, чем остальным представителям того же отряда. Их пугает не враг, которого они узнали, а необыкновенный предмет. В этом выражается, правда, некоторая понятливость, но, конечно, очень незначительная и, во всяком случае, не большая, чем у других черепах. Душевные способности их так же ничтожны, как значительны телесные. Говорят, что они могут ползти по земле, неся на спине столько людей, сколько может поместиться на их спинном щите, но свою настоящую подвижность они обнаруживают лишь в воде. Когда они плывут, движения их напоминают полет больших хищных птиц, например орлов. Они плавают изумительно, и их движения отличаются в равной степени силой и быстротой, неизменной выносливостью и красотой, они одинаково отлично ныряют и неподвижно держатся в воде па различной глубине и принимают в воде всевозможные положения, то более, то менее уклоняясь от горизонтального. Там, где они обыкновенны, можно иногда видеть целые стада их, и вообще они, по-видимому, очень общительны. «Так как они, — говорит Ласепед, — всегда находят достаточно пищи у тех берегов, где держатся, то они никогда не ссорятся между собой из-за пищи, которую имеют в избытке. Кроме того, они, подобно всем пресмыкающимся, могут поститься месяцами, даже по целому году, поэтому среди них царствует вечный мир. Они не ищут друг друга, но часто сходятся и добровольно остаются вместе. Они не собираются воинственными толпами, чтобы легче овладеть трудно добываемой добычей, а просто одинаковое побуждение ведет их к одному и тому же месту, и одинаковый образ жизни держит в порядке их стада. Своих привычек они держатся так же крепко, как крепок их панцирь. К окружающему миру они относятся пассивно, и страсти их никогда не бывают очень сильными. Они осторожны, но не храбры, редко защищаются активно, а всегда стремятся как можно более и как можно скорее добиться безопасности; для достижения этой цели они напрягают все свои силы». Я полагаю, что с этим описанием можно согласиться, другими словами, что оно в общих чертах верно. Общительность и миролюбие — выдающиеся качества многих черепах, но особенно морских.

В отличие от родственной ей биссы, которая представляет записного хищника, зеленая черепаха поедает морские растения, особенно водоросли, и там, где она обыкновенна, присутствие ее выдают откушенные ею части этих растений, плавающие на поверхности моря. Так говорит, согласно почти со всеми авторами, Гольбрук и прибавляет, подтверждая слова Одюбона, что она предпочитает всем другим водорослям нежнейшие части морского растения взморника (Zostera marina), которое даже называют черепашьей травой. Он замечает, что пойманных черепах кормят исключительно растительными веществами, а именно портулаком. Найт рассказывает, что ее очень часто находят в береговых озерах, многочисленных на берегу Флориды, где она питается растущей там водяной травой. Наевшись досыта, они свертывают большие массы водяной травы, которую отгрызают своими острыми роговыми челюстями, и склеивают их глинистым илом, на котором эти растения растут, в комки, часто величиной с голову. Когда наступает прилив, вода уносит эти комки и животные следуют за ними, чтобы питаться ими позднее. Найдя такие комки в прибрежных озерах, рыбаки хорошо знают, что там есть черепахи; они тотчас же забрасывают сети и ловят животных в большом числе.

В известное время самки зеленых черепах оставляют открытое море и плывут к определенным, привычным местам, чтобы откладывать там яйца. Они избирают для этого песчаные места берега необитаемых островов или места на морском берегу, удаленные от людского движения, и всегда отыскивают одно и то же место, если не в течение всей своей жизни, то, но крайней мере, известной части ее, даже если им приходится для этого перекочевать на расстояние сотен морских миль. Самцы, по словам Дампьера, следуют в этом путешествии за своими самками, но не выходят во время кладки на берег, а остаются поблизости в море. Перед этим происходит спаривание, которое, по Кэтсби, длится более 14 дней. Вилльмон говорит, что самец во время совокупления сидит на спине самки и как бы едет на ней верхом. Это наблюдение, по-видимому, соответствует истине. Обе черепахи, а особенно самец, совершенно забывают, говорят, во время спаривания свою обычную осторожность. «Я поймал, — уверяет Дампьер, — самца во время совокупления. Они тогда вовсе небоязливы и их легко добыть. При виде лодки самка хотела скрыться, но самец крепко держал ее обоими передними ластами. Если желаешь добыть спаривающихся черепах, то надо только убить самку, самца тогда, наверное, можно поймать». Сколько времени проходит после совокупления до того, когда первые яйца созревают и могут быть отложены, — неизвестно. Приблизившись к берегу, черепаха дожидается времени кладки и затем с большой осторожностью выходит вечером на сушу. Уже днем, по наблюдениям принца фон Вида, можно видеть, как она плавает недалеко от берега, причем высовывает из воды только толстую круглую голову, а спинной панцирь достигает лишь поверхности воды. При этом она самым тщательным образом исследует редко посещаемые берега. Одю-бон, который наблюдал ее из скрытого места, уверяет, что прежде, чем выйти на сушу, она принимает еще особые меры предосторожности, именно издает свистящий звук, как будто желая прогнать скрытого врага. Самый ничтожный шум заставляет ее мгновенно погружаться в глубину моря и искать другого места. Сент-Пьер уверяет даже, что судно, простоявшее на якоре несколько часов около острова, где черепахи откладывают яйца, на целые дни прогоняет этих осторожных животных от острова, а пушечный выстрел так пугает их, что они снова показываются у берегов лишь но прошествии недели. Если все спокойно, черепаха медленно приближается, наконец, к берегу, выползает на сушу и, высоко подняв голову, передвигается на расстояние до 30 или 40 шагов от черты прилива, еще раз озирается и начинает затем класть яйца. Принц фон Вид наблюдал ее в это время и сообщает нам следующее: «Наше присутствие не помешало ей заниматься своим делом. Можно было трогать ее, даже поднимать (для чего было нужно четыре человека); при громких знаках нашего изумления и рассуждениях, что с ней делать, она не обнаруживала иных признаков беспокойства, как шипение, какое издают гуси, если приближаться к их гнезду. Она медленно продолжала своими пастообразными задними ногами раз начатую работу, вырывая прямо под заднепроходным отверстием цилиндрическую ямку около 25 см ширины в песчаной почве, чрезвычайно ловко и правильно и даже до известной степени в такт выбрасывала по обеим сторонам тела выкопанную землю и тотчас вслед за тем стала класть яйца. Один из наших двух солдат вытянулся во всю длину на земле рядом с черепахой, доставлявшей запас для нашей кухни, запустил руку в глубину ямки и стал выбрасывать яйца по мере того, как черепаха клала их. Таким образом, в течение приблизительно 10 минут мы собрали до 100 яиц. Мы стали рассуждать, не будет ли целесообразным присоединить это прекрасное животное к нашим коллекциям, однако большой вес черепахи, для которой пришлось бы назначить особого мула, а также и трудность укрепить эту неуклюжую ношу, заставили нас даровать ей жизнь и ограничиться данью, которую она уплатила нам яйцами. Возвратившись через несколько часов на берег, мы не нашли ее более. Она закрыла свою ямку, и широкий след по песку показывал, что она уползла обратно в свою стихию.

В своих «Материалах к естественной истории Бразилии» принц фон Вид прибавляет к сказанному следующее: «Я знаю по опыту, что эти животные во время бразильского лета, в декабре, январе и феврале, во множестве приближаются к берегам, чтобы зарывать там свои яйца. В этом отношении все морские черепахи сходны между собой, и рассказ о том, как они делают это, чему я был очевидцем, относится ко всем этим животным, родственным между собой по строению и образу жизни. Для кладки яиц в тех местностях, которые я объехал, всего благоприятнее ненаселенные пространства на протяжении 18 миль, находящиеся между устьями Рио-Доси и реки Св. Матвея, далее местности между только что названной рекой и Мукури, а также несколько других мест на берегах, не окаймленных высокими крутыми утесами, о которые разбиваются морские волны. В период кладки путешественник часто находит на прибрежном песке места, где две параллельные бороздки указывают путь, которого держались черепахи, выйдя на сушу. Бороздки эти - следы, оставленные четырьмя пастообразными ногами животного; между ними заметна широкая полоса, вдавленная нижним панцирем тяжелого животного. Идя по этому следу шагов 30—40 вверх по песчаному берегу, можно найти большое, тяжелое животное, которое неподвижно лежит в плоской, мало углубленной котлообразной ямке, происшедшей от кругового движения тела, наполовину спрятав в нее тело. Когда все яйца отложены, как было описано, животное наскребает с обеих сторон песок, плотно прижимает его и отправляется так же медленно, как пришло, по тому же следу обратно в свою стихию».

Теннент в противоположность этому узнал, что у берегов Цейлона, где этот вид особенно посещает остров Рамесварам и соседние мелкие острова, лежащие между Цейлоном и южной Индией, наблюдали известную хитрость у черепах, кладущих яйца. Они стараются, говорят, скрыть свое гнездо, описывая по берегу обширную дугу и возвращаясь в море в совершенно ином месте, чем вышли из него. Сингалезцы принуждены поэтому обыскивать весь след, исследуя почву палкой, так как они никогда не могут сразу узнать, где находится гнездо.

По-видимому, первая кладка не исчерпывает запаса оплодотворенных яиц самки, напротив, по истечении известного времени, она, по-видимому, снова является на то же место, чтобы опять доверить такое же число созревших яиц земле, которая матерински хранит их; все число яиц взрослой самки может поэтому доходить до 300, быть может, 400. Старые и новые авторы, имевшие случай наблюдать зеленых черепах там, где они кладут яйца, собирать здесь, на их родине, сведения о них, единогласно утверждают, что эти животные появляются на местах размножения ежегодно от двух до пяти раз, и именно через промежутки в 14—15 дней, и каждый раз кладут по 75—200 яиц. Возвращение определенных самок на места кладки могло быть установлено с уверенностью. На островах Тортуга, одном из главных мест размножения черепах в Вест-Индии, были, по словам Стробеля, пойманы и помечены различные черепахи; затем их отвезли в Кэй-Вест и заперли в загородку. Буря разрушила изгородь и освободила пленников. Несколько дней спустя они были пойманы на том же месте и при таких же обстоятельствах, как и первый раз. Напротив, Крюммель рассказывает о черепахах, появляющихся на острове Вознесения. «Не раз пытались в последние 50 лет отметить некоторых, прикрепляя к их спинному щиту медную пластинку, но никогда не случалось еще снова видеть такое животное».

В зависимости от местности время кладки различно. В Малаккском проливе оно приходится в те же месяцы, как в Бразилии, на островах Тортуга и Бермудских на время от апреля до июня, напротив, на Золотом берегу, по Лойеру, на время между сентябрем и январем; других указаний я не нахожу. Развитие яиц длится приблизительно 6—10 недель, немного более или менее, смотря по температуре места, например на острове Вознесения, как узнал там Крюммель, 9—10 недель.

На островах Зеленого Мыса молодые черепахи выходят из яйца, как говорят, уже на тринадцатый день после кладки; это указание, наверное, основано на неточных наблюдениях. Они тотчас ползут к морю, но сначала не умеют нырять и многие из них становятся добычей чаек, цапель, хищных птиц и хищных рыб. Некоторые естествоиспытатели полагают, что рост их идет очень быстро, однако это мнение не согласуется с наблюдениями, произведенными над болотными черепахами, и, во всяком случае, рассказ Вилльмона, будто бы один туземец на Сан-Доминго держал черепаху в неволе и она за один месяц выросла на фут, не заслуживает никакой веры.

Во время кладки яиц зеленые черепахи, которых в остальное время никто не трогает, подвергаются большой опасности. Большие хищники и люди овладевают теперь беззащитными существами. Дикие собаки нападают на них, но, несмотря на производимые ими опустошения, эти собаки не могут считаться самыми опасными врагами морских черепах. Хуже их свирепствует человек, и притом белые действуют не менее бессовестно, чем Краснокожие. Лишь в немногих местах охота на этих ценных животных ведется разумным и приличным образом. У берегов Гвианы выставляют широкоячейные сети, которые поддерживаются в верхних слоях воды с помощью поплавков, время от времени их осматривают и вынимают запутавшихся в петлях морских черепах. В Средиземном море охота на родственный вид, биссу, производится и теперь еще таким же образом, как в древности. Лодка, которая при полном штиле медленно скользит по голубой воде моря с помощью тихих ударов веслами, по словам Эргардта, довольно часто наталкивается, в нескольких морских милях от ближайшего острова, на спящую на поверхности морскую черепаху, которая издали похожа на опрокинутый челнок. Если к ней можно приблизиться прежде, чем она проснется, то опытные рыбаки схватывают ее за ногу, быстрым движением легко поворачивают на спину и тем приводят в беспомощное состояние, но и теперь остерегаются подвергнуться укушению животного, так как оно свободно перерезает палки толщиной в 2 см. Однако часто слух ее оказывается слишком тонким, чтобы не заметить опасность, и, проснувшись вовремя, она перед глазами обманутого врага медленно, почти без движения, погружается в голубую глубину, «где она еще в течение нескольких минут видна глазу человека, под конец, как зеленая гаснущая звезда».

Один способ ловли, применяемый туземцами островов Тихого океана, о котором рассказывал уже лорд Ансон, правда, не встречая полного доверия, в новейшее время следующим образом описывается миссионером Уайтом Джилем, который ознакомился с ним в Торресовом проливе. «Заметив спящую черепаху, туземцы очень тихо гребут к животному; один из них, обвязав тело веревкой, прыгает на спину ничего не подозревающей жертве. Конечно, ловец вместе с черепахой тотчас устремляются на дно, что нисколько его не беспокоит; между тем он выворачивает и загибает на спину передние конечности животного и крепко держится за них, пока его не вытащат вместе с черепахой в лодку». Тот же автор рассказывает о подобном способе ловли, который правильно применяется на острове Пенрин. «Если царствует полный штиль и поверхность моря похожа на зеркало, островитяне выезжают с наступлением дня на своих челнах. Длинным рядом тянутся они и напрягают зрение, чтобы заметить на коралловом грунте черепаху. От времени до времени над поверхностью воды раздается крик: «Вон плывет черепаха». Лодки быстро образуют круг над своей жертвой, причем туземцы сильно стучат по бортам судов, чтобы, как они полагают, сбить черепаху с толку. Когда они думают, что достигли своей цели, один из них, с веревкой под мышками, ныряет на дно, чтобы захватить черепаху. Другие следуют за ним, чтобы окружить добычу и помочь ловцу, главная задача которого заключается в том, чтобы удерживать ноги сильного животного и дать возможность вытащить обоих на поверхность. Иногда товарищи, чтобы помочь ловцу, схватывают его за волосы и тащат вверх. Две или три черепахи считаются хорошей дневной добычей».

Что на островах в Торресовом проливе для ловли морских черепах употребляют прилипало, присасывающуюся рыбу из рода Echeneis, и дают рыбам этого вида, привязанным к веревкам, присасываться к черепахам, утверждает Гаддон, а Склатер и Линг Рот констатируют тот же способ ловли для Занзибара и Кубы.

Безлюдные, дикие берега Бразилии, на которые обычно выходят черепахи, лишь редко посещаются путешественниками, но во время кладки яиц сюда сходятся все индейцы, живущие поблизости. «Эти индейцы, — говорит принц фон Вид, — самые жестокие враги черепах; они ежедневно находят по нескольку животных этого вида, которые намереваются класть яйца, и тотчас убивают их, так как эти тяжелые медленные создания настолько же беспомощны на суше, насколько они ловки в воде. Поэтому печальные пустынные берега, покрытые лишь песком, а дальше в глубь страны темными девственными лесами, омываемые бурными волнами океана, представляют всюду картину разрушения и гибели всего живого; всюду лежат во множестве черепа, панцири, целые скелеты этих животных, истребляемых именно в период их размножения; скелеты эти очищены грифами от последних остатков мяса. Индейцы убивают морских черепах ради жира, заключающегося в их мясе, варят его и собирают многочисленные яйца, находящиеся в песке или в теле животных, в большие корзины, чтобы съесть их дома. В это время собирания черепашьих яиц можно часто встречать на этом берегу семейства индейцев, нагруженные названными сокровищами; они строят себе также хижины из пальмовых листьев, чтобы поселиться у берега на несколько дней или недель и ежедневно заниматься собиранием».

Подобным образом преследуют этих полезных животных на всех берегах, которые они посещают для того, чтобы класть яйца. Тем не менее очень значительное размножение зеленых черепах покрывало бы все потери, происходящие от ловли старых самок, если бы довольствовались самими самками и не грабили места кладки, истребляя тысячи и сотни тысяч яиц. Неосмотрительное истребление яиц грозит этому виду большой опасностью, но об этом не думает грубый эгоистичный охотник. С приближением времени кладки яиц этих животных сюда сходится всякий сброд, чтобы собрать, возможно, обильную и денную добычу. Охотники осторожно приближаются в маленьких лодках к берегу ненаселенных островов или подходят с суши к местам кладок на населенных берегах, прячутся поблизости и тихо ждут, пока боязливые животные выползут на сушу и достаточно удалятся от воды. Если охотники поднимутся слишком рано, то черепахи тотчас спешат к морю, и если берег несколько наклонный, то им часто удается спастись, быстро поворачивая обратно и скользя вниз по песку. Если охотники поспевают вовремя, то они обеспечивают себе добычу, переворачивая черепах на спину. Ни одна морская черепаха не может освободиться из этого положения, хотя и бьет бешено своими ластами вокруг себя и по панцирю, и с течением времени до такой степени измучивается, что ее глаза наливаются кровью и сильно выступают из орбит. Не слишком редко случается, что ловцы по жестокости переворачивают больше черепах, чем им нужно, и оставляют некоторых из них лежать в беспомощном положении и погибать голодной смертью. Очень больших и тяжелых черепах переворачивают рычагами, многих ловят сетями, других добивают гарпунами. Одюбон познакомился с одним ловцом черепах, который в течение одного года наловил не менее 800 штук, почти исключительно взрослых самок. Охотятся всегда ночью и приступают на следующее утро к собиранию пойманных черепах, которых переносят, прежде всего, или в особые, приготовленные для них помещения, или на суда и затем рассылают. В садках, которые представляют, понятно, резервуары, наполненные морской водой, можно видеть, как они медленно плавают или часто лежат по 3—4 друг на друге. Свободно пущенные на суше, они оживленно ползают и временами выражают свое неудовольствие сопением. За еду пойманные черепахи редко принимаются, а потому скоро худеют и теряют цену. Те, которых привозят на европейские рынки, происходят по большей части из Вест-Индии, и именно с Ямайки. Их кладут в удобном месте на баке на спину, прикрепляют веревками, протягивают над ними парус и часто поливают морской водой, чтобы они оставались постоянно мокрыми или по крайней мере влажными, всовывают бедным животным в рот кусок белого хлеба, намоченного в морской воде, и полагаются в остальном на их чрезвычайную живучесть. В европейских приморских городах их держат в больших кадках, которые наполняют водой через 2—3 дня, убивают затем, отрубая им голову, и вешают на 1 или 2 дня так, чтобы вся кровь могла вытечь. Только тогда мясо считается годным для приготовления дорогих супов.

На острове Вознесения, как рассказывает Крюммель, пойманных черепах сохраняют в прудах, устроенных на берегу таким образом, что они имеют сообщение с морем. В конце времени ловли, в мае, в прудах бывают иногда сотни этих животных. «Мясо черепах, — продолжает Крюммель, — появляется два раза в неделю на столе гарнизона, а комендант присылает всегда в подарок каждому заходящему сюда военному судну одно или несколько этих животных. Нам капитан тоже прислал две штуки на судно еще до полудня».

В Индии, где этот вид, по заметкам Буланже, довольно редок, и особенно на Цейлоне мало церемонятся с морскими черепахами, предназначенными для кухни. Крайне противное зрелище представляется, по словам Теннента, посетителю рынков на Цейлоне. Пойманных черепах мучают здесь ужасным образом. Покупатели, вероятно, хотят получать мясо по возможности свежим или продавцы не хотят давать себе труд убить животное, поэтому просто отделяют у живого животного грудной панцирь и вырезают, по желанию покупателя, указанный кусок мяса из тела жертвы, пользуясь известной живучестью черепах, европеец в ужасе видит при этом, как истерзанное животное ворочает глазами, медленно открывает и закрывает рот и как бьется сердце, которое требуют обыкновенно последним.

В известные времена здесь избегают есть мясо этих черепах вследствие вредного, даже ядовитого действия его. В Пантуре, к югу от Коломбо, 28 человек, которые поели черепашьего мяса в октябре 1840 года, сильно заболели вскоре после еды, и 18 из них умерли на следующую ночь. Оставшиеся живыми утверждали, что мясо отличалось от безвредного, по-видимому, только тем, что было очень жирно. В чем заключается причина вредного действия этого мяса, еще не выяснено.



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.