Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
энциклопедия брема
словарь терминов
чудовища
кунсткамера
Фотографии



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам



Рассылки@Mail.ru
Энциклопедия Брема


Content.Mail.Ru

   Поводок | Энциклопедия | Энциклопедия Брема |

  Европейская болотная черепаха (Emys orbicularis)



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    
Гальдеман думает, что они делают это с целью освободиться от одного паразита, который мучает их в воде. Гольбрук заметил, что пленные черепахи этого вида так же живо и ловко движутся на суше, как и в воде, следовательно, могут жить как здесь, так и там. По словам Миллера, лесная черепаха предпринимает часто путешествия от одной воды к другой или совершает переходы по полям и лесам, за что и получила в Америке название «лесной черепахи». В местностях, бедных водой, наши путешественники, желая скрыться, зарываются просто в мох, так как пленные лесные черепахи поступают точно так же, то мы имеем полное право думать, что сухопутная жизнь есть отличительный признак этого вида, а не следствие испытанных ею в воде страданий. Живость их проявляется и в отношениях к другим животным: они постоянно нападают на товарищей по клетке или месту жительства. Относительно пищи и размножения лесные черепахи почти ничем не отличаются от других пресноводных черепах.

Наша европейская болотная черепаха (Emys orbicularis) достигает 32 см общей длины, из которых 8 приходятся на хвост, длина щита не более 19 см. Не защищенные щитом части тела покрыты по черноватому фону кое-где желтыми точками, пластинки спинного панциря украшены по темно-зеленому фону лучевидно расходящимися рядами мелких точек желтого цвета, пластинки брюшного панциря — грязновато-желтые и покрыты неправильно и редко расположенными точками бурого цвета или же лучистыми огненными полосками. Впрочем, как цвет, так и рисунок подвержены значительным изменениям, встречаются экземпляры совершенно темно-бурого цвета.

Настоящим и, вероятно, первоначальным отечеством этого вида черепах мы считаем южную и восточную часть центральной Европы. Она очень обыкновенна в Албании, Далмации и Боснии, в Италии, не исключая островов, в низменностях Дуная и в Венгрии, встречается и в южной Франции, Испании и Португалии, Алжире, к северу от Атласских гор, не менее часто — в России на большом протяжении, к востоку от Сырдарьи, даже в Курдистане и Персии. В Германии они населяют реки и стоячие воды в Бранденбурге и Мекленбурге, в Польше в Познани, Померании, а может быть, встречается и в Силезии, следовательно, в системе Одера и Вислы, до Балтийского моря она никогда не доходит. Отдельные экземпляры болотных черепах, найденные в других местах Германии, мы должны считать просто убежавшими из неволи животными. Эта черепаха живет в настоящее время только на северо-востоке Германии, между тем как она еще после ледникового периода населяла все болота Германии и Англию. Может ли этот вид, как предполагает Зиммрот, вновь водвориться в окрестностях Лейпцига — покажет нам время. Она дальше всех черепах проникает на север и распространена на более обширном протяжении, чем другие ее сородичи, так, например, она встречается между Алжиром и Курляндией, Португалией и Сырдарьей.

Европейская болотная черепаха предпочитает стоячие, медленно текущие и мутные воды быстрым рекам и чистым озерам. Днем она выходит из воды, чтобы погреться на солнце, только в самых уединенных тихих местах, но все-таки держится поблизости воды и сидит неподвижно и тихо на одном месте до самого захода солнца, когда опять оживляется, так как главная ее деятельность проявляется, по-видимому, ночью. Во время зимних месяцев она закапывается в ил. В половине апреля, если погода ей благоприятствует, она опять появляется на поверхности земли и дает о себе знать особым свистом, который, по всей вероятности, должен считаться призывным криком самца. Она очень осторожна и, плавая в воде, ныряет под воду при малейшем шуме. В своей родной стихии черепаха эта очень проворна, но и на суше довольно ловка, по крайней мере движется гораздо скорее сухопутных черепах. Пища ее состоит из червей, водяных насекомых, лягушек, саламандр и головастиков. Она ловит и рыб и даже решается нападать на довольно крупных, кусая их в нижнюю часть тела до тех пор, пока жертва ее, совершенно обессиленная, не попадает к ней в лапы. Маркграф заметил на пленных черепахах, что они убитых ими рыб тотчас уносили под воду, где и пожирали со всеми костями. При разрывании добычи черепаха часто откусывает плавательный пузырь, который и поднимается на поверхность воды, поэтому если мы заметим на воде много плавательных пузырей, то можно с уверенностью сказать, что тут водятся европейские болотные черепахи. В неволе они долго могут жить в совершенном здравии, если их кормить рыбами, дождевыми червями или сырым мясом, они скоро становятся ручными, едят из рук, привыкают спать на определенных местах и в теплом помещении не впадают в зимнюю спячку, если же им отведут небольшой пруд в саду, то они закапываются в ил с наступлением холодного времени.

По словам Ратке, совокупление происходит следующим образом: в теплый майский вечер самцы влезают на спину самок и животные начинают выходить попарно из пруда, причем самка положительно несет на спине самца, который обхватывает ее ногами. Вышедши на плоский берег, черепахи довольно долгое время остаются там вместе, если их ничто не потревожит. Число яиц достигает, по Даннилю, 13, по Дюригену — 15.

О способе размножения и о кладке яиц европейской болотной черепахи очень подробно сообщает нам Мирам. Хотя результаты его наблюдений почти ничем не разнятся с добытыми ранее над другими черепахами, но Мирам описывает размножение подробнее всех других наблюдателей, почему и заслуживает, чтобы мы его сообщения передали в полном их объеме. Мирам долго держал с научной целью много живых черепах в своем саду, окруженном высокой стеной, за неимением пруда он велел вкопать в землю большое корыто, служившее водоемом. Крестьяне из окрестностей Киева приносили ему из озер и прудов множество черепах, но в основном взрослых, редко молодых, да и то преимущественно в апреле и мае. Часто случалось, что принесенные черепахи клали яйца в разных местах сада, поэтому Мирам дал им полную свободу в этом и заметил вскоре, что самки для выкапывания себе гнезд выбирали самое высокое место сада, почва которого состояла из песка, смешанного с глиной.

Кладка всегда происходит вечером перед солнечным закатом около 7 или 8 часов, но так как выкапывание и зарывание гнезда происходит единовременно, то вся операция продолжается почти всю ночь. 28 мая 1849 года в теплый прекрасный вечер, после продолжительной засухи, пять черепах стали класться одновременно, для этой цели они сошлись в вышеупомянутом месте сада около 7 часов вечера. Они не соединились на узком месте, но держались, напротив того, довольно далеко друг от друга. Выбрав себе удобное место, свободное от всяких растений, они выпустили довольно значительное количество мочи, вследствие чего верхний слой земли несколько разрыхлился, после чего стали буравить землю хвостом, мускулы которого были туго натянуты, при этом они прижимали кончик хвоста к земле, между тем как верхняя часть его описывала вращательное движение. Вследствие этого сверления образовалось вверху широкое, внизу узкое отверстие конической формы, в которое черепахи, чтобы размягчить почву, пускали мочу в небольшом количестве. Когда пробуравленное отверстие достигало длины хвоста, черепахи начинали раскапывать дальше яму задними ногами. С этой целью они попеременно, то правой, то левой ногой, выкапывали землю, выкладывая ее всякий раз на край ямы и образуя, таким образом, вокруг нее род вала. При этом ноги их действовали совершенно как человеческие руки, черепахи царапали землю попеременно то правой ногой справа налево, то левой слева направо, причем всякий раз выносили из ямы, так сказать, горсточку земли, которую и выкладывали заботливо кругом отверстия, в некотором расстоянии от края, и работали, таким образом, до тех пор, пока ноги достигали земли. Все туловище оставалось в это время неподвижно, а голова едва высовывалась из щитков. Каждая черепаха сделала, таким образом, яму в двенадцать сантиметров в поперечнике и более широкую посередине, почти яйцевидной формы. После нескольких тщетных попыток выкопать еще больше земли из ямы животное, кажется, убедилось, что гнездо готово. Вся операция продолжалась около часа, а может быть, и более.

Не изменяя положения, черепаха принялась тотчас после того за кладку, которая представляла так же много любопытного, как и предшествующие ее действия. Из заднего прохода показалось яйцо, которое было осторожно подхвачено задней ногой, подставленной, так сказать, ладонью вверх, и так же осторожно опущено на дно ямы. После того бывшая в действии нога спряталась, и другая задняя нога точно так же поймала второе яйцо, которое, по примеру первого, было тоже опущено в яму. Так попеременно, то правой, то левой ногой, подхватывалось по яйцу и опускалось в гнездо. Скорлупа яйца была вначале мягкая, но очень скоро затвердела на воздухе. Яиц обыкновенно бывает 9, редко менее. Ми-раму только один раз случилось видеть, что черепаха положила 11 яиц. Так как яйца появляются одно за другим очень скоро, почти всегда через минуту, редко через две-три, то и вся кладка продолжается не более четверти — получаса. Окончив с кладкой, животное, по-видимому, решилось отдохнуть: оно лежало некоторое время совершенно неподвижно. Нога, бывшая в действии последней, свешивалась, как бы в изнеможении на краю ямы, так же, как и хвост, который во время кладки бывает свернут на сторону. По прошествии получаса черепаха принялась за последнюю и, по-видимому, самую утомительную работу: зарывание ямы и утаптывание над ней земли.

Для этой цели она опять свернула хвост на сторону и подтянула под себя висевшую ногу, другой она захватила горсть земли, осторожно опустила ее в яму и заботливо обсыпала ей яйца. То же сделала она и другой ногой, и так попеременно работала она то той, то другой ногой, пока хватило вырытой из ямы земли. Но последние пригоршни земли не были уже брошены с такой осторожностью, как первые: черепаха, напротив того, старалась придавить ее наружной частью ноги. Когда, наконец, после получасовой работы вся земля с вала была употреблена в дело, наступило время второго отдыха. После того черепаха поднялась, высунула голову между щитами и обошла гнездо кругом, как бы для того, чтобы убедиться в удовлетворительности своей работы. Затем она начала утаптывать образовавшийся холм задней частью своего грудного щита; при этом она приподнимала заднюю часть тела вверх и потом быстро опускала ее с известной силой. Это утаптыванье совершалось кругом всего гнезда и было очень утомительной работой, животное исполняло все эти движения с изумительной для черепахи быстротой и тщательностью, вследствие чего ей так хорошо удалось скрыть следы устроенного на том месте гнезда, что Мирам на другое утро напрасно бы проискал свои яйца, если бы не догадался отметить место знаком.

Яйца, положенные таким образом в землю на глубину около 8 см, остаются там до августа или сентября, когда молодые черепахи выползают на свет Божий. Длина их в это время равняется 15—20 мм. Если при вылуплении они освобождены уже от желточного мешка, то по большей части грудной щит их носит между пластинками явные следы шнурка, к которому посередине был прикреплен этот мешок.

Мирам прилагал все старания, чтобы вырастить их большими, но все-таки не мог сохранить их долее трех месяцев. Маркграф был счастливее: ему удалось вырастить нескольких родившихся у него европейских болотных черепах. В течение всей зимы молодая черепаха ничего не ела и по большей части лежала неподвижно на дне водоема с втянутой под щит шеей, в ясные дни она немного прохаживалась по комнате. С наступлением весны она начала есть, а на третьем году уже была в состоянии проглатывать целиком дождевых червей и мелких рыб. Больше всего она ела в июне, начиная с сентября, аппетит ее уменьшался, а к ноябрю она вовсе переставала есть. Черепаха эта дожила до пяти лет.

Фишер-Зигварт рассказывает нам интересный случай догадливости европейской болотной черепахи. В большом водоеме, где черепахи жили вместе с золотыми рыбками и редкими земноводными, их обильно кормили сырой телятиной, чтобы удержать от пожирания других обитателей водоема. Они действительно не трогали золотых рыбок. Но когда в один из бассейнов, в который черепахи обыкновенно не заглядывали, были впущены два протея и несколько аксолотлей, то они скоро отыскали лакомую пищу и в один прекрасный день наш наблюдатель увидел, как одна черепаха пожирала протея, между тем как вторая гонялась за аксолотлями, тихо подплывала к ним и потом вдруг высовывала голову, чтобы поранить преследуемое животное. Чтобы прекратить подобные разбойничьи набеги, кругом всего бассейна вбили в землю на расстоянии 23 см ивовые тычинки, которые соединили еще сверху тонкой проволокой. На другой день хозяин водоема увидел черепаху, в то время как она старалась протиснуться между двумя тычинками, причем ей приходилось стоять на боковой грани своего щита. Проволочная загородка помогла только на короткое время, разбойники не унялись, пока не преодолели препятствие. Они частью разрушили загородку, частью перелезли через нее или долгими и мучительными усилиями пробирались между проволочными прутами. Одним словом, они действовали с осмотрительностью и настойчивостью, достойной лучшей цели.

Относительно их способности к приручению рассказывает нам Мартин следующую интересную историю: «Самая маленькая из живущих у меня пяти черепах, величиной в талер, с первых дней выказывала вдвое больше живости, чем все остальные: в то время как другие лежали неподвижно, она весело разгуливала по своему помещению. Весьма естественно, что вместе с физической деятельностью развивалась и умственная и что крошка ранее всех своих сотоварищей сбросила свою естественную робость. Вследствие этого она сделалась любимицей моей жены, которая по нескольку раз в день сажала ее на руку, разговаривала с ней, ласкала ее, чем доставляла ей заметное удовольствие. Уже с первых дней знакомства она была названа Августом и с той поры вела себя необыкновенно разумно, т.е. не втягивала под щит при малейшем прикосновении голову и ноги, как это делали ее глупые сестрички, но выказывала себя весьма храброй, оживленно и умно поворачивая головку в ту и другую сторону. По прошествии нескольких дней Август уже отзывался на свое имя, и когда жена подходила к водоему, где сидели все пять черепах, то ей стоило только несколько раз назвать избранницу по имени, чтобы увидеть, как Август быстро вбегал на скалу из песчаника; он делал это с такой торопливостью, что часто падал головой вниз, но также скоро опять поднимался вверх и выказывал сильное желание быть вынутым из помещения. Такого рода привязанность в черепахе достойна тем большего внимания, что ее нельзя привлечь лакомствами; как известно, черепахи могут есть только под водой. Следовательно, эту привязанность прямо должно объяснить только стремлением к сближению с людьми, что доказывает довольно хорошо развитую умственную деятельность у этого, по-видимому, беспомощного животного. В настоящее время, когда прошло уже два года пребывания у нас черепах, другая из них, значительно большая, стала тоже отзываться на зов Август, так что теперь появляются уже две черепахи на этот зов, впрочем, он оказывает свое действие только в устах моей жены.

В последнее время черепахи стали поступать в торговлю целыми массами для любителей аквариумов и террариев, особенно в Венеции, где занимаются правильным ловом их.

Мясо европейских болотных черепах съедобно, но малая польза, которую они этим приносят людям, так же как и пожиранием дождевых червей и улиток, далеко не искупает вред, приносимый ими уничтожением молодой рыбы.



  А    Б    В    Г    Д    Е    Ё    Ж    З    И    Й    К    Л    М    Н    О 
  П    Р    С    Т    У    Ф    Х    Ц    Ч    Ш    Щ    Э    Ю    Я    




ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
АНОНС
Рогатая акула обычна у берегов Австралии. «Я часто, — говорит Гааке, — ловил ее на удочку...
АНОНС
Сеть дорожек в виде бороздок, ведущих от одной норы к другой, покрывает нередко обширные равнины...
АНОНС
Несмотря на такое резкое разграничение цветов, животное производит приятное впечатление, которое еще более увеличивается, если приходится видеть его в живом виде...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.