Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
Ежик и Бегемотик от Мишколюба в подарок
Животные Бали
Индия. Джайпур. Прогулка на слонах.
Карьера для кота. Рассказ от первого лица
Конопатые шляпы: скаты, морские черепахи и рыбки
Море, солнце и...дельфины!
Новогодний подарок Поводку
Очерки кошачьей жизни. Глава 1
Очерки кошачьей жизни. Глава 2
Очерки кошачьей жизни. Глава 3
Очерки кошачьей жизни. Глава 4
Очерки кошачьей жизни. Глава 5
Очерки кошачьей жизни. Глава 6
Очерки кошачьей жизни. Глава 7
Очерки кошачьей жизни. Глава 8
Очерки кошачьей жизни. Глава 9
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | Творчество читателей |

  Очерки кошачьей жизни. Глава 5



Очерки кошачьей жизни. Начало истории


5.

Их было трое. Взлохмаченные и неухоженные, они, ухмыляясь, глядели на незваного гостя, как бы невзначай отрезая ему все доступные пути к отступлению. Под их наглыми взглядами Фокс осторожно отступал назад, пока не уперся спиной в стенку и недовольно буркнул:
— Мне не нужны неприятности.
— Не хочу обижать тебя, дружище, но ты увяз в них по уши, — развел лапами один из троицы — тощий и грязный котяра неопределенно пятнистого цвета. — Это, видишь ли, наш чердак, наш дом и наша улица, а потому у нас к тебе масса вопросов, котеночек.
— Не называй меня котеночком, — прошипел Фокс, — и у меня для тебя тоже есть новости. Я некоторое время собираюсь погостить на этой улице в этом доме на этом чердаке, поэтому те, кому мое пребывание кажется обременительным, могут подыскать себе другой чердак в доме на другой улице, дружище.
— Чокнутый, да? — с сожалением присоединился к разговору второй, полосатый пушистый с тонким ошейником от блох, — или валерьянки переел?
— И болтает как-то заумно, вроде тебя, Пух, — добавил третий, рыжий одноглазый и одноухий кот. — Видать, только что из хозяйской кроватки.
Ну-ну, ребятки, — примирительно протянул первый кот, — успокойтесь, наконец. Мы же, в конце концов, не собаки, чтобы отказывать в гостеприимстве попавшему в трудное положение собрату? Пусть наслаждается уютом нашего чердака со всеми вытекающими последствиями. Я прав?
Коты согласно закивали головами, и первый (похоже, главный из троицы) радостно обратился к Фоксу:
— Вот видишь, как здорово, котеночек, сразу мы тебя не порвем!
— Интересно было бы знать, какие именно последствия вытекают из моего (он посмотрел по сторонам) сомнительного наслаждения этим уютом? — Фокс медленно начинал закипать от злобы. — И я говорю тебе в последний раз — не называй меня котеночком.
— Три крысы в день, — быстро ответил главный котяра, — по одной для меня и моих товарищей. Остальное — на твое усмотрение. И плюс к этому — половина от всего найденного или украденного в подъезде. Просто царские условия. Верно, ребята?
Коты хором начали уверять Фокса, что лучшего предложения не было сделано ни одному коту от сотворения мира.
— А что если я решу отказаться от столь щедрого предложения? — осторожно спросил Фокс, медленно начиная разминать спину.
— Лучше тебе этого не знать, — доверительно сообщил ему главный. И в свою очередь выгнулся дугой и зашипел.
— А я с детства любопытен, котеночек, — прорычал Фокс и, пригнувшись к грязному полу, стал ждать неминуемого нападения. Оно не заставило себя долго ждать.
— А ну, ребятки, разом! — рявкнул кошачий вожак, и вся троица, рыча и шипя, кинулась в атаку.
Пыльный шипяще-вопящий ком покатился по чердаку. Из него время от времени вылетали клочья шерсти. Через несколько минут от него отделился растрепанный полосатый кот уже без противоблошиного ошейника и, волоча задние лапы, улегся в уголке, тихо мяукая. А еще через некоторое время, тяжело дыша, в сторону отполз и одноухий кот, что-то про себя бурча. Вожак сопротивлялся еще некоторое время, но, уступая бешеному натиску со стороны Фокса, сделал рывок в сторону и быстро проговорил:
— Ну, что же ты такой нервный, ко… — он запнулся на полуслове и сладко пропел:
— Даже ведь не познакомились, как следует, а ты сразу так реагировать на невинные шутки.
Фокс, тяжело дыша, огляделся по сторонам, чтобы оценить ситуацию. Два кота ранее выбывшие из схватки, потихоньку приходили в себя, но реальной угрозы уже представлять не могли. Поняв, что неожиданной атаки сзади не предвидится, он обратился к вожаку и сказал:
— Полагаю, что предложение больше не имеет силы?
— О чем разговор, дружище, — вздохнул с облегчением тот, поняв, что дальнейшая расправа ему не грозит, — помещение полностью в твоем распоряжении. Ну, так как? Не хочешь рассказать, каким ветром тебя к нам занесло?

-----------------------------------------------------

Солнце медленно садилось за горизонт. В его прощальных лучах весь открывающийся глазам мир окрашивался в разные оттенки красного цвета — от нежно-розового до ярко-пурпурного. Наконец, последний самый упрямый лучик спрятался за лесом, и на землю внезапно упала темнота, разбавленная то здесь то там редкими уличными фонарями и светом, лившимся из окон домов.
— Класс! — восторженно выдохнул Фокс, наблюдая с крыши дома за всей этой красотой.
— Еще бы! — сидевший рядом с ним Пух (вожак кошачьей троицы) сказал это с такой гордостью, словно именно он был если не автором всего этого волшебного действия, то уж, по крайней мере, хозяином. — Взгляни еще раз, дружище, и попробуй убедить меня, что радость наблюдать за этим каждую ночь не стоит того, чтобы всю свою жизнь ловить мышей и крыс на чердаке!
— Ну, а как же Тихое Пристанище? — с интересом глядя на собеседника, спросил Фокс. — Ты даже не пытался его найти?
— Я нашел его здесь, — горячо ответил Пух. Глаза его слегка затуманились, и он продолжил:
— Тихое Пристанище — сказка для маленьких котят, рассказанная на ночь, но в ней, как и в каждой сказке, есть доля правды. А правда заключается в том, что оно находится внутри любой кошки, и для того, чтобы найти его, нужно просто хоть раз в жизни заглянуть внутрь себя. А потом сразу посмотреть по сторонам, и, если ты не полный кретин, объевшийся валерьянки, то все сразу встанет на свои места.
— И ты попробовал? — Фоксу становилось все интереснее, он повернулся к Пуху и смотрел на него во все глаза.
— О, да!!! — прошептал Пух, — и теперь ради того, чтобы встречать и провожать солнце летом, сидя на этой крыше, я готов мерзнуть на улице зимой и питаться чем попало. Я нашел его, дружище, я его уже нашел.
И он вдруг, резко взмыв вперед, остановился на самом краю и начал громко и протяжно мяукать. Через несколько минут к нему присоединились невидимые голоса других котов, и улица огласилась разнообразными по своему тону криками и воплями, сливавшимися в невообразимый хор.
— Ты слышишь? — Пух резко обернулся к Фоксу, который заворожено внимал этому пению.
— Прислушайся получше и попробуй понять каждого в отдельности, а потом найди общее в каждом голосе. Это, дружище, никак не услышишь, сидя в теплой квартирке. Из-за окон наша «песня жизни» воспринимается просто как какофония, а из-за пластиковых её не слышно вообще. Я знаю, мне рассказывали. Посмотри на Макса, — он кивнул головой в сторону полосатого кота, который тоже самозабвенно орал, держа в лапе оборванный противоблошиный ошейник. — Он тоже домашний кот, но спроси у него, почему он каждую весну меняет уютный диван и классную кормежку на беспокойную и суетливую беготню в поисках куска мяса? Я сам тебе отвечу — сейчас ты до него не докричишься. Ради вот этих самых минут. Ради нескольких минут полной свободы и счастья! И он, снова подняв голову, оглушительно запел — заорал.
Фокс, с головой охваченный этим внезапным порывом, подскочил на месте и добавил свой протяжный крик к остальному хору. «Я здесь, я с вами, я тоже свободен и счастлив», — было в его крике, — «я тоже нашел свое Тихое Пристанище!»
— Мы рады за тебя, мы гордимся тобой, — отвечали ему на разные голоса, — мы с тобой, и ты — один из нас!
Он очнулся оттого, что кто-то больно укусил его за лапу. Вздрогнув от неожиданности, он взглянул вниз, откуда на него тяжело дыша, смотрел одноухий Бродяга.
— Прости — не мог до тебя докричаться, — извиняющимся тоном сообщил он, — разбегаться надо. Сюда идут. Люди. Много. С фонарями. Буди Пуха, а я Максом займусь.
И он со всего маху прыгнул на полосатого кота, который самозабвенно орал, не обращая внимания на происходящее вокруг. Сбил его с ног и начал со всей силы молотить по голове лапами.
Фокс сделал еще проще. Он за хвост стащил Пуха с карниза, и тот, шлепнувшись на крышу, начал бешено озираться по сторонам.
— Похоже, у нас проблемы, — сказал он, когда услышал рассказ Бродяги. — На обычную облаву это не похоже, время сейчас позднее, да и не было их на моей памяти давно уже, значит, это Люди-живущие-на-улице. Или Дикие Люди.
— Не похоже, — покачал головой Бродяга, — пахнут не так, одеты по-другому, да и больно их много.
— А люди тоже живут на улице? — удивленно спросил Пуха Фокс, — какая-нибудь особая порода людей?
— Совершенно особая, — с готовностью ответил тот, — главное их отличие заключается в том, что домашние люди кормят нас, а дикие люди с удовольствием кормятся нами. Итак, все за мной, — и он быстро юркнул с крыши в чердачный мрак.

-----------------------------------------------------

Чердак был полон людей. Они с фонарями рыскали по закоулкам и методично заглядывали в каждую щель и за каждый угол, переворачивали попадающиеся на дороге коробки. Многих из них Фоксу раньше приходилось видеть дома в гостях у большой женщины-человека, некоторых он видел впервые.
— А ты и впрямь важная птица, — прошептал ему на ухо Пух, толкнув локтем в бок. — Я, признаться не поверил сначала всей этой чуши про Америку и древнюю породу. Ну, что ж. Снимаю перед вами шляпу.
— Так это что же, — растерянно произнес Фокс, — по мою душу?
— Именно, друг мой, именно, — хохотнул Пух и ободряюще хлопнул его лапой, — да не бойся ты, право слово, это ж все ненадолго. Ну, походят они, походят и успокоятся, наконец. Не поселятся они ж здесь, в конце концов.
Через пару часов их энтузиазм поубавился. Люди с тупым упрямством прочёсывали чердак в сотый раз, заглядывая в одни и те же углы. Более того, их становилось все больше, и кое-кто уже предложил расширить поиски и прочесать крышу. Пару раз уже настойчивые лучи света скользили в опасной близости от их убежища.
— Совсем скверно, — сквозь зубы буркнул Пух, — кто бы мог подумать, что они способны на такую прыть? Ладно, — он принял решение. — Сейчас за мной, только быстро.
И он опрометью бросился к какой-то железной конструкции, расположенной посредине чердака. Фокс метнулся было за ним, но радостный рев нескольких десятков людских глоток так его ошарашил, что он поневоле замешкался и не заметил, куда именно юркнул Пух. Едва-едва ускользнув от бросившегося за ним человека, он проскользнул в первую попавшуюся дыру и похолодел, не почуяв под лапами твердой поверхности. С ужасом Фокс осознал, что провалился в какой-то узкий колодец и падает вниз с угрожающей скоростью. В отчаянии он постарался упереться лапами в стены и хоть за что-то зацепиться, но это позволило лишь уменьшить скорость падения, из стремительного превратив его в просто очень быстрое. На счастье через несколько бесконечных секунд он больно ударился брюхом о выступ в стене и зацепился на нем со всей цепкостью, на которую он был способен.
«Путь к Тихому Пристанищу совсем не прост», — подумал он, стараясь унять бешеный стук сердца. Некоторое время ушло на то, чтобы окончательно привести все мысли и чувства в порядок, затем его глаза привыкли к темноте, и он осторожно осмотрелся.
Находился он в глубоком и узком колодце, уходящем вниз насколько хватало взгляда. Стены были неровными и шершавыми, так что при известной сноровке можно было цепляться за них когтями, но недолго и только продвигаясь вниз.
«Могло быть и хуже, — философски рассудил Фокс, — хотя, вряд ли». Действительно, если нужно было бы придумать какое-нибудь название сложившемуся положению, то слово «безвыходное» просто просилось на язык. В довершение всем бедам Фокс обнаружил, что выступ, на котором он уселся, подозрительно шевелится, и поручиться за то, что он будет надежной опорой, нельзя ни в коем случае.
«Должен же быть хоть какой-то выход, — в отчаянии подумал он, — из любой безвыходной ситуации есть свой выход». Он лихорадочно начал вертеть головой по сторонам в поисках хоть какой-нибудь зацепки и вдруг (о, счастье!) увидел, как внизу, всего лишь в полуметре от него, из какого-то уходящего вбок тоннеля блеснул слабый лучик света. «Шанс, — выдохнул он, — точно, шанс!». Он посмотрел на стершиеся когти на лапах, прикидывая, насколько он может ими воспользоваться, оценил расстояние до вожделенного тоннеля и, собрав последние силы, бросился лапами вперед, пытаясь ухватиться за край. И это ему удалось! Он, задыхаясь, подтянулся к краю и вполз в небольшой боковой проход, из-за угла которого и лился этот мягкий свет, показавшийся ему самым светлым светом из тех, которые ему доводилось видеть. Отдышавшись, он быстро заполз за этот угол и оказался перед решеткой, за которой находилось человеческое жилье, в котором он с удивлением и радостью узнал комнату, где большая женщина-человек готовила ему еду. «Замкнутый круг, — подумал он, — какой-то замкнутый круг». И он уселся перед решеткой, готовясь при первом же появлении на кухне женщины-человека подать сигнал о своем присутствии.

-----------------------------------------------------

Уже через несколько часов, со слезами вытащенный из вентиляционной шахты, вымытый и накормленный, зацелованный и расчесанный, он сидел на подоконнике и грустно смотрел в окно на занимающийся рассвет.
«А ведь сверху все выглядит совсем по-другому, — грустно подумал он. — То же солнце и так же встает, но все-таки чего-то не хватает. Интересно, чего именно?»
И вдруг, словно отвечая его мыслям, откуда-то сверху донесся громкий крик Пуха.
— Всем доброе утро! — протяжно голосил он, — всем счастливого дня! Я всем вам рад и всех вас люблю!
Фокс суетливо забегал по подоконнику в поисках хоть какого-нибудь отверстия на улицу, небольшого — только бы хватило морду высунуть, и не найдя ничего подходящего, протяжно закричал прямо через стеклянную преграду, показавшуюся ему в этот миг самой твердой и неприступной на свете.
— Я здесь, Пух, дружище, — громко орал он. — Я слышу тебя! Я рад тебе! Я дома! Я никогда не забуду про Тихое Пристанище!
Некоторое время, показавшееся ему вечностью, была тишина. И вдруг она взорвалась многоголосым хором во главе с Пухом, Максом и Бродягой.
— Мы рады тебе, мы гордимся тобой, — кричали ему в ответ, — мы с тобой, ты один из нас, удачи тебе, дружище Фокс!

Продолжение следует...


  Фирсов А.В. 26.05.2005
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Очерки кошачьей жизни. Глава 6
Очерки кошачьей жизни. Глава 3
Очерки кошачьей жизни. Глава 2
Очерки кошачьей жизни. Глава 7
Ежик и Бегемотик от Мишколюба в подарок
Очерки кошачьей жизни. Глава 4
Индия. Джайпур. Прогулка на слонах.
Очерки кошачьей жизни. Глава 1
Новогодний подарок Поводку
Животные Бали
АНОНС
Признайтесь, вы когда-нибудь хотели заглянуть в подводный мир? Узнкать, что делают его обитатели? Как они выглядят? Может быть, кому-нибудь из вас это даже удавалось! Сегодня мы предлагаем вам погрузиться в Карибское море, на юге Белиза. Белиз - государство в Центральной Америке, на юго-востоке п-ова Юкатан.
АНОНС
Запомните сами и расскажите своим котятам, что только благодаря проискам мышиного народа мы стали вечными врагами с собаками...
АНОНС
Честер долго сидел, глядя в окно вслед убегающей кошке, целиком погруженный в свои мысли, и поэтому даже своим чутким ухом не услышал, как по лестнице наверх еле сдерживая всхлипы, медленно поднимается Фрида...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.