Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге
«Цветы» моря — актинии
«Художественные» коровы
«Экватор»: интересные факты
10 лучших способов отдыха с животными . Часть1.
10 лучших способов отдыха с животными. Часть 2.
Murashi
Австралия: самого белого и горбатого кита велели не беспокоить
Акула-людоед (Great White Shark) устанавливает рекорд
АРИЯ. Заключительный концерт тура 22 мая в CDK МАИ
В 2002 году в США зафиксировано рекордное количество домашних кошек и собак
В Британии собак учат по запаху определять ухудшение состояния диабетиков
В Москве построят самый большой в Европе океанариум
В США установлен новый мировой рекорд в забеге на сто метров среди животных - 6,13 секунды
В Рио-Гранде рыбаки поймали крокодила
Верхом на носороге
Верхом на скатах
Веселые зверушки (фотографии)
Веселые картинки
Вшивый Петербург
Горбатая муха должна обезглавить огненного муравья
Город бегемотов (стихотворение Эдуарда Успенского)
Гости забыли в отеле скаковую лошадь
Деликатесная барабулька
Дельфины — интеллигенты водной стихии
Дикие свиньи
Домашние животные (из рассказов, заметок и трактатов Кати Метелицы)
Домашние животные древних египтян
Жаба зеленая
Животные Гоа
Животный мир острова Бали, Индонезия
За особые заслуги перед человечеством
Запашистый хорек
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…
Золотистоглазая квакша
И Черное море не без акул
Из-за кризиса начальниками железнодорожных станций назначают... домашних животных
Интересные факты о сурикатах
История с бычком
Как белка разгрызает орехи
Как растут панды (фотографии)
Кенгуру (фотографии)
Китайская панда устала от материнских забот
Кожистые черепахи, Малазийские тигры, Азиатские слоны, Иравадийские дельфины, орангутанги… Мы их теряем… Время действовать!
Конное поло – спорт аристократов
Кореянка подала в суд на слона
КОРОВЫ УМЕЮТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ КОМПАСОМ
Кошки Мира (фотографии)
Кривая вывезет верблюда
Крыса-пианист (фотографии)
Кто сожительствует с термитами?
Ласточкино гнездо
Львиный парк в окрестностях Солнечного города
Львица-девица
Любимая собака солиста группы Хали-Гали
Люди стали блохами в рекламе зоомагазина
Лягушки мещерских болот (фотографии)
Маленькая уловка — и рыба становится умнее
Маленькие дети понимают собак - исследование
Мир аквариума (фотографии)
Моя семья и другие звери
Муравьи-работяги и муравьи-наркоманы
Мыши, говорящие на человеческом языке, перестанут быть фантазией мультипликаторов
На площади Альфреда Брема
Названо единственное бессмертное существо на нашей планете
Настоящие саламандры
Ноктилюки — живой свет моря
Носорогам нравятся яркие машины
Ночные гонки на собачьих упряжках прошли в Петергофе
О пользе коров и не только
Ода коровам крымских степей (фотографии)
Озерные вокалисты лягушки
Осел — символ Крыма?
Охотничий клуб (отрывок из книги В. А. Гиляровского «Москва и москвичи»)
Пауки-«нахлебники» и особо ловкие хитрецы
Певчие птицы бьют рекорды
Пингвин: в фас и в профиль
Плавание с акулами
По чему скребут кошки, или Вся правда о кошках
Подводная говорильня
Посетители зоопарка ласково зовут его Владимиром Владимировичем (фотографии)
Последние изобретения для домашних животных и их хозяев
Почему новорожденные рыбы — паршивые пловцы
Признаки хищника
Прилетели бегемоты
Прицельное водяное ружье рыбы-охотника
Про медуз
Про пингвина Степаныча и его голос (Чилийская Пингвиниана)
Про собак (стихотворение для детей)
Путешествие красноухих черепах (фотографии). Часть I
Путешествие красноухих черепах (фотографии). Часть II
Путешествие красноухих черепах (фотографии). Часть III
Работать как пчела. Репродуктивный хаос после смерти матки...
Рабская муравьиная сила
Разведение страусов становится в Армении выгодным бизнесом
Разведенная пара истратила $40 тыс. на судебные издержки их-за раздела любимой собаки
Рапана — незваный пришелец
Рептильные создания
Санитары моря мидии
Скорпион провел 15 месяцев в заключении без пищи и воды
Служба знакомств для обезьян
Собаки похожи внешне на своих хозяев
Страна мурашия (несколько этюдов из мира книг)
Странствия по пустыне на верблюдах
Стрекозы
Талисманы удачи для ИКЕА
Тасмания - где встретить живого дьявола
Термиты
Тритоны Тосики (фотографии)
У рыб обнаружилась "морская болезнь": их укачивает, как людей
Хамса — рыбка сугубо демократическая
Частная жизнь морских лошадок
Чем пахнет весна? Сказка про Волчонка и других лесных обитателей
Что ни страница — то слон, то львица (стихотворение Владимира Маяковского)
Щекастые хомяки
Эти удивительные сурикаты...
Ядовитый дракончик
«Та-ра-кан не ропщет!» (ффф-рейд по книжкам)



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | На досуге |

  «Та-ра-кан не ропщет!» (ффф-рейд по книжкам)



А, ведь, верно схвачено у Ф. М. Достоевского — «не ропщут» тараканы. Всегда, между прочим, оставаясь людьми-с, миль пардон, с людьми. Вопреки бесчеловечному обращению последних со своими спутниками. По жизни.

Привязанность насекомых столь удивительна, что, похоже, раз решив — «dura homo sapiens, sed homo» (что следует перевести не иначе, как «человек в меру разумен и безмерно строг, но, ведь, он только человек») — тараканы ни разу не усомнились в истинности завета.

Вполне естественно тараканье любопытство ко всему, что так или иначе связано с бытованием кумира. Протопоп Аввакум в своем «Житии» свидетельствует: «и тут на чепи кинули в темную полатку, ушли в землю, и сидел три дни, ни ел, ни пил; во тьме сидя, кланялся на чепи, не знаю — на восток, не знаю — на запад. Никто ко мне не приходил, токмо мыши, и тараканы, и сверчки кричат, и блох довольно».

Пленительный интерес, в коем нечувствительно угадывается и безмолвное сострадание к заключенному. Иной раз, однако, давала знать себя и природная стыдливость насекомых — косвенное подтверждение в «воспоминаниях старика» Николая Греча о Гаврииле Батенькове, узнике Петропаловской крепости: «в заключении своем он разучился говорить, хотя и привык мыслить вслух. Он забыл некоторые обыкновенные слова, например, таракан!».

Испокон веков таракан — наглядная примета, точнее, «родимое пятно» всякого человеческого жилища. «Изба была просторная, — свидетельствует Владимир Короленко, — всюду — по столам, по лавкам, по полкам, стенам и потолку ползали тараканы в ужасающем количестве. Тут были тараканы солидного возраста и мелюзга. Вчера, разбирая свои вещи, я поставил на полку жестянку с чаем. Когда утром я раскрыл ее, то заметил, что чаинки шевелятся, как живые: это тараканья мелкота ухитрилась забраться сквозь неплотно прикрывавшуюся крышку.»

Тезка, Владимир Даль, лаконичен: «Была бы изба, будут и тараканы.».

Прижились-прописались неприхотливые существа и в отечественной словесности. Скромны и невинны. Плодятся и размножаются. И хотя общеизвестно — «у них свои бывают сходки» — но, как правило, тараканы держатся в тени, не посягая на заглавные роли. «Да в детстве это было, — вспоминал Хлудов из булгаковского «Бега», — в кухню раз вошел в сумерки — тараканы на плите. Я зажег спичку, чирк, а они и побежали. Спичка возьми и погасни. Слышу, они лапками шуршат — шур-шур, мур-мур…»

Естественно, далеко не каждый способен почувствовать и по достоинству оценить музыкальность в слаженных действиях тараканьих коллективов. Однако давно подмечена знаковость как их появления («прусаки и тараканы размножаются — к добру»), так и тараканьего исхода, в котором однозначно следует усматривать сигнал об угрозе («тараканы из дома ползут, перед пожаром»).

К сожалению, тараканьи кочевки — по сути, пророчества — не то чтобы оставались без внимания, а скорее вызывали гнев их божеств. Несть числа гонениям, коим подвергались безропотные насекомые («та-ра-кан не ропщет!» — по определению). Вот, кстати, классический образчик из «Толкового словаря живого великорусского языка»: «чтобы тараканы пропадали: взять их столько, сколько жильцов в доме, и в лапте переволочь через порог и дорогу».

Подчас один только вид безобидного насекомого пробуждал у человека животные инстинкты. Об одной из таких грустных историй поведал знаток «старомосковского быта» Владимир Гиляровский.
Итак, губернатор Закревский. Утро. Чай
«...— Э-тто что? Таракан?! — и сует [булочнику Филиппову] сайку с запеченным тараканом. — Э-тто что?! А?
— И очень даже просто, ваше превосходительство, — поворачивает перед собой сайку старик.
— Чт-о?.. Что-о?.. Просто?!
— Это изюминка-с!
И съел кусок с тараканом...»


Случай довольно типичный для времени, когда обыватель твердо усвоил — «таракан не муха, не взмутит и брюха». А между тем мученическая смерть насекомого стимулировала появление в народе «сайки с изюмом», а заурядного булочника Филиппова превратила в выдающегося сайкодеятеля. Ему, а не безымянному страстотерпцу была посвящена следующая поминальная поэза:
Вчера угас один из типов,
Москве весьма известных и знакомых,
Тмутараканский князь Иван Филиппов,
И в трауре оставил насекомых.


А сколько их, тараканов, противоестественно «угасло». Особенно при крепостном праве. Вот один из «подлинных документов», обнародованный М. Е. Салтыковым (Щедрин): «бывало, попадется барыне таракан в супе, призовет она повара и велит того таракана съесть. Возьмет повар таракана в рот, видимым образом жует его, а глотать не глотает. Точно так же было и с глуповцами: жевали они довольно, а глотать не глотали...».

Нет предела извращенности людской. Образчик «меню протокола» одной богемной московской тусовки удержал в памяти «дядя Гиляй»: «водки: горилка, брыкаловка, сногсшибаловка, трын-травная и другие... Наливки: шмаровка, настоенная на молчановке, декадентская, варенуха из бубновых валетов, аукционная, урядницкая на комаре и таракане…».

Похоже, «первопрестольная», где, так сказать, с жаром преследовали тараканов и слышался зубовный скрежет, стала для них настоящим адом. В Сибири же отношение к ним было более чем прохладное. Впрочем, только на первый взгляд. Ссыльному Владимиру Короленко довелось стать не только свидетелем, но и соучастником гнусной антитараканьей акции: «У Гаври их тоже было много, как, впрочем, и всюду в Починках, да, пожалуй, и во всей деревенской России. Но у Гаври их вымораживали каждую зиму. Для этого мы на две недели переселились в летнюю избу, а зимнюю оставили нетопленной. Тараканы от холода подымались по стенам все выше и выше, потом взбирались на потолок, собирались для тепла большими кучами, замерзали и сваливались на полки, на полати, на лавки, на пол. Отсюда эти мертвые тела выметали метлой.».

Оставшиеся в ужасе расползались. Некоторые, между прочим, «вползли» в воспоминания барона Александра Врангеля (так точно — дядя «черного барона», которого, кстати, в Сибири именовали «карасакалом», то бишь черной бородой). В Семипалатинске он часто навещал писателя-солдата Ф. Достоевского: «была еще приятная особенность его жилья: тараканы стаями бегали по столу, стенам и кровати, а летом особенно блохи не давали покоя, как это бывает во всех песчаных местностях…».

Поневоле вспоминается «стакан полный мухоедства»:
«...Место занял таракан,
Мухи возроптали,
Полон очень наш стакан,
К Юпитеру закричали.
Но пока у них шел крик,
Подошел Никифор,
Бла-го-роднейший старик…
Тут у меня еще не докончено, но все равно, словами! — трещал капитан, — Никифор берет стакан и, несмотря на крик, выплескивает в лохань всю комедию, и мух и таракана, что давно надо было сделать. Но заметьте, заметьте, сударыня, таракан не ропщет! Вот ответ на ваш вопрос: «Почему?» — вскричал он торжествуя: — «Та-ра-кан не ропщет!» Что же касается до Никифора, то он изображает природу, — прибавил он скороговоркой и самодовольно заходил по комнате.
Варвара Петровна рассердилась ужасно...».


Позже тему, как известно, развил Николай Олейников:
«...Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосет.
Он попался, он в капкане,
И теперь он казни ждет.
Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, с топорами
Вивисекторы сидят...».


Увы, но «благороднейший» Никифор не дожил до Советсколй власти:

«Вот палач к нему подходит
И, ощупав ему грудь,
Он под ребрами находит
То, что следует проткнуть.
И, проткнувши, на бок валит
Таракана как свинью,
Громко ржет и зубы скалит,
Уподобившись коню.

И тогда к нему толпою
Вивисекторы спешат.
Кто рукою, кто киркою
Таракана потрошат.
Сто четыре инструмента
Рвут на части пациента.
От увечий и от ран
Помирает таракан.

Он внезапно холодеет,
Его веки не дрожат…
Тут опомнились злодеи
И попятились назад.
Все в прошедшем…Боль, невзгоды,
Нету больше ничего.
И подпочвенные воды
Вытекают из него…».


Невыразимо грустный рассказ «Мелюзга» есть и у доктора Антона Чехова. О бессмысленно-тупом убийстве «заблудившегося» таракана:
«— А... бегаешь тут, черт! — хлопнул он со злобой ладонью по таракану, имевшему несчастье попасться ему на глаза. — Гадость этакая!
Таракан упал на спину и отчаянно замотал ногами... Невыразимов взял его за одну ножку и бросил в стекло. В стекле вспыхнуло и затрещало…
И Невыразимову стало легче...».


Впрочем, тараканы никогда не унывали. Держась завета, надеялись на лучшее. Тем более, что порой имели место случаи гуманного к ним отношения.

В лето 1830 от Р.Х. Александр Пушкин обнародовал энтомологическое объявление: «Мое собранье насекомых / Открыто для моих знакомых…». Скромный художник П. Соколов или среди них не числился, или «не смог преодолеть пугливого смущенья», а потому отправился к «спутнику Пушкина» - Василию Тропинину. И, как свидетельствует, В. Вересаев — «без доклада», застав Тропининых в одной из комнат, где «они сидели на корточках перед большим тазом; в тазу кишмя-кишели тараканы. Старик и старуха сыпали туда какую-то кашу и сосредоточенно наблюдали, как тараканы ели. Тропинин без всякого смущения повернул голову в сторону гостя и добродушно улыбнулся. И объяснил гостю свое занятие:
— Мы, знаете, со старухой давно соблюдаем этот старинный обычай. Насекомое безобидное, а имеет все же влияние на судьбу человека: где оно водится, там деньги и счастье тоже не переводятся. А умное насекомое таракан! Как восемь часов, так и собираются к нам в эту самую комнату, как по сигналу; наедятся, напьются, и на покой, и не видать их больше до следующего утра, не беспокоят.».


Столетием позже — «А. Грин, автор авантюрных повестей, мрачный, туберкулезный человек, — вспоминал В. Ходасевич, — ведший бесконечную и безнадежную тяжбу с заправилами «Диска», не водивший знакомств почти ни с кем, и, говорят, занимавшийся дрессировкой тараканов.».

И хотя свидетельства о партнерских отношениях весьма скудны, но ведь никто не опроверг (и пока не подтвердил) гипотезу о том, что «курс де кафар» (в просторечии — тараканьи бега) являлись «любимой забавой» русской императрицы. В Царском Селе.

Истинное благородство таракана проявилось в смутно-октябрьское время. Отвергая советы (и рыжих, и усатых), а главным образом сознавая ответственность за тех, кто их приручил, тараканы предпочли изгнание. Унося с собой в эмиграцию самобытную культуру.

В Константинополе несколько особей, скрывшись за кличками-псевдонимами («Черная Жемчужина» — № 1, фаворит «Янычар» — № 2, «Баба-Яга» — № 3… «Хулиган», «Пуговица» и т.п.) «с дозволения полиции» и «под наблюдением профессора энтомологии Казанского Императорского университета, еле спасшегося от рук большевиков», изрядно потрясли турецко-подданных. Попутно опустошив карманы итальянских и английских матросов. В пользу соотечественников, естественно.

Неприхотливые существа, получившие в России отличную закалку, пластично распространялись по планете. Вслед за русскими эмигрантами.

Знавший русских не понаслышке Генри Миллер счел необходимым сделать следующую запись. В Париже. В «Тропике Рака»: «Внезапно все подробности того времени всплывают в памяти — неработающие уборные; князь, чистящий мои туфли; кинотеатр «Сплендид», где я спал на чужом пальто; решетки на окнах; чувство удушья; жирные тараканы; пьянство и дуракаваляние. Танцы на улицах на пустой желудок, а иногда визиты к странным людям вроде мадам Делорм.».

Диаспора неумолимо разрасталась. Неизменной оставалась любовь к родине. Тараканий не угасал, подпитываясь сообщениями новых эмигрантов. В конце семидесятых нью-йоркская община, похоже в полном составе, навестила Сергея Довлатова. Плененный столь массированным вниманием, литератор откликнулся трогательным эссе. Фрагментом из него мы и закончим наш беглый рейд по страницам отечественной словесности:
«…И вообще, чем провинились тараканы? Может, таракан вас когда-нибудь укусил? Или оскорбил ваше национальное достоинство? Ведь нет же…
Таракан безобиден и по-своему элегантен. В нем есть стремительная пластика маленького гоночного автомобиля.
Таракан не в пример комару — молчалив. Кто слышал, чтобы таракан повысил голос?
Таракан знает свое место и редко покидает кухню. Таракан не пахнет. Наоборот, борцы с тараканами оскверняют жилища гнусным запахом химикатов.
Мне кажется, всего это достаточно, чтобы примириться с тараканами. Полюбить — это слишком. Но примириться, я думаю, можно. Я, например, мирюсь. И надеюсь, что это — взаимно.».


Улан-Уденский
2003


Поводок выражает благодарность автору замечательных текстов, в корне меняющих наши представления о многоногих сожителях.
Успехов в новых творениях!


   14.04.2003
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Служба знакомств для обезьян
Веселые картинки
Названо единственное бессмертное существо на нашей планете
На площади Альфреда Брема
Вшивый Петербург
Пингвин: в фас и в профиль
Как растут панды (фотографии)
Крыса-пианист (фотографии)
КОРОВЫ УМЕЮТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ КОМПАСОМ
Чем пахнет весна? Сказка про Волчонка и других лесных обитателей
АНОНС
В Африке довольно много национальных парков и резерваций, где в естественных условиях гуляют жирафы, бегемоты и носороги. А вот заповедники, в которых живут львы, в Африке встречаются редко.
АНОНС
Верите ли вы, что плавать рядом с акулами не только УЖАСно интересно, но и безопасно?
АНОНС
Человечество не раз ставило памятники братьям своим меньшим, чтобы либо отдать дань уважения героиз
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.