Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | № 10, 2000 |

  Страна толстокожих птиценогов



Владимир Алифанов
кандидат биологических наук

В №№ 12 за 1999 г. и 1, 2—3 за 2000 г. была опубликована серия статей Кирилла Еськова о причинах вымирания динозавров. Судя по письмам, эта проблема волнует многих наших читателей. Сегодня мы вновь обращаемся к ней и рассказываем также об истории изучения одного из наиболее популярных древних ящеров — игуанодона.

Толстокожие вторичного периода

Игунодоны (слева) и гипсилофодон (справа)Получив образование врача и практику в английском городке Льюис (графство Суссекс), Гидеон Мэнтл проникся страстным интересом к геологии. Особую радость провинциальному доктору доставляло коллекционирование окаменелостей, которые можно было найти на известняковых склонах вокруг города или купить у рабочих ближайшей каменоломни. Свои многочисленные впечатления и открытия он изложил в научном трактате, вышедшем в 1822 году. Там же кратко сообщалось о находке костей «гигантского крокодила». По словам автора, их обнаружила в куче дорожного щебня Мэриэнн, супруга и верный помощник доктора во всех делах.

Некоторые «лирическую» часть этой истории находят странной или считают вымыслом, связанным с нежеланием открыть истинные обстоятельства находок. Действительно, трудно понять, почему автор многочисленных трудов по геологии, палеонтологии и медицине до конца жизни путался в этой части своих сообщений. Однако в любом случае накануне выхода книги ee создатель обладал несколькими костями, одна из которых имела вид шипа, и шестью зубами какого-то древнего чудовища.

В 1823 году у Мэнтла завязалась переписка с Жоржем Кювье. Получив на экспертизу стертый зуб, французский палеонтолог заявил о его принадлежности носорогу. Последовавшие возражения Кювье вежливо отклонил, и провинциальному ученому пришлось отступить перед авторитетом основателя палеозоологии. Но только временно! В 1824 году во время посещения Музея королевского общества хирургов Мэнтл обратил внимание на скелет крупной тропической игуаны. Особенно его поразило сходство внешнего вида зубов современной ящерицы и ископаемого животного. Новое обстоятельство оказалось неожиданным и для Кювье, который наконец от своей точки зрения отказался.

В начале 1825 года в присутствии действительных членов Королевского Общества Гидеон Мэнтл прочитал доклад об открытии остатков гигантской растительноядной ящерицы, назвав ее «игуанодоном» (игуанозуб). Но все же облик древнего существа многим казался загадочным. И тогда уже известный ученый попытался осуществить научную реконструкцию внешнего вида игуанодона. Для этого ему пришло в голову совместить изображения имеющихся элементов скелета с предполагаемым контуром животного. Загадочная конусообразная кость интерпретировалась как рог на носовой части головы.

В 1841 году английский ученый Ричард Оуэн, изучив известные к тому времени немногие ископаемые материалы по наземным рептилиям «вторичного периода» (так тогда назывался мезозой), усомнился в правильности существующих определений. Древние «ящерицы» своими размерами скорее напоминали толстокожих слонов, бегемотов и носорогов. В итоге Оуэн выделил для них особую группу с названием «динозавры» (страшные ящеры). А примерно через 10 лет на площади одного из районов Лондона скульптор Уотерхаус Хоукинс представил группу фигур доисторических животных в натуральную величину. Более всего привлекал к себе внимание необычный носорогообразный игуанодон. Весть о первом «динозавровом парке» разлетелась по всему миру, особенно после того как внутри макета огромного ящера отобедали 20 персон. Возможно, на популяризаторскую деятельность Хоукинса оказал влияние английский художник Джон Мартен, который под впечатлением новейших палеонтологических открытий изобразил ряд сцен из доисторической жизни. Одна из картин называлась «Страна игуанодона».

По следу птиценога

В 50-х годах XIX века в Северной Америке был открыт и описан первый целый скелет динозавра. Им оказался гадрозавр из родственной игуанодонам группы утконосых ящеров. К удивлению изучавшего новую ископаемую находку палеонтолога Джозефа Лейди, древний ящер совсем не походил на ящерицу. Пропорциями конечностей с преобладанием длины задних лап он скорее напоминал австралийских кенгуру. В последующей, новой реконструкции динозавры предстали в образе двуногих животных.

В Англии проблемы изучения динозавров не могли обойти энциклопедических интересов убежденного эволюциониста Томаса Гексли. Поводом послужили находки любителем Уильямом Фоксом скелетов молодых игуанодонов в отложениях нижнего мела острова Уайт, для которых в 1870 году Гексли установил новый род с названием «гипсилофодон» (высокозуб). В интерпретации ученого он являлся мелким и довольно близким родственником игуанодона. При изучении гипсилофодона Гексли обратил также внимание на сходство деталей строения скелета динозавров и птиц. К такому же выводу пришел и известный немецкий ученый Эрнст Геккель после знакомства с находками небольшого динозавра компсогната и первоптицы археоптерикса из позднеюрских сланцев Баварии. Эти наблюдения заметно отразились на классификации динозавров. Например, игуанодонов и их родственников до сих пор включают в отряд «птицетазовых» и подотряд «птиценогих».

В апреле 1878 года на угольной шахте близ бельгийской деревни Берниссар вскрылось гигантское скопление ископаемых костей и скелетов. Большая часть останков доисторических существ принадлежала динозаврам игуанодонам. Хотя изъятие палеонтологических объектов из коренной породы растянулось более чем на четверть века, уже через год после начала работ палеонтологам удалось отпрепарировать и смонтировать объемно на металлическом каркасе первый скелет. Опираясь на мощные задние конечности и массивный хвост, игуанодон взирал на происходящее своей лошадинообразной головой с пятиметровой высоты. На месте большого пальца передних лап ящера заметно выделялся торчащий вверх острый шип. В 1905 году в Королевском музее естественных наук в Брюсселе на всеобщее обозрение были представлены уже десять скелетов из тех 29, что удалось подготовить к экспозиции позднее. Необычная выставка имела успех и была отмечена посещением главы царствующего дома Бельгии.

После начала берниссарских раскопок получила объяснение загадка обнаруженных еще в середине XIX века отпечатков ступней крупных животных на плитах мелового известняка в Германии и Англии. Например, ископаемые следы с тремя толстыми пальцами стали приписывать игуанодонам. Похожий тип оказался открыт и на близком к северному полюсу острове Шпицберген.

Это указывало на очень широкое распространение игуанодонов или их близких родственников в прошлом. То же полностью подтвердилось новыми находками. В 1946 году по приглашению Академии Наук Монгольской Народной Республики в пустыню Гоби отправилась экспедиция Палеонтологического института АН СССР. За несколько последних полевых сезонов русским ученым удалось открыть множество новых местонахождений и раскопать останки нескольких неизвестных ранее видов динозавров. А в 1952 году на востоке страны они обнаружили кости азиатского игуанодона. Спустя много лет палеонтологи из Национального музея естественной истории Франции выкопали в Нигерии скелет семиметрового уранозавра, научное описание которого появилось в 1976 году. В отличие от классических игуанодонов, новый ящер обладал уплощенной головой и длинными остистыми отростками спинных позвонков.

В ряду упомянутых событий наиболее неожиданным стало открытие в Квинслэнде (Австралия) ящера с очень высокой носовой перемычкой. Находка муттабурразавра, названного так в 1981 году, в отложениях удаленного от всего мира континента свидетельствует об исключительной древности игуанодонообразных ящеров в целом. Теперь можно утверждать, что расцвет этой группы динозавров случился в первой половине мелового периода, а их возникновение и широкое расселение произошло до начала раскола сверхконтинента Пангея в самом конце триасового периода, или примерно 215 миллионов лет назад.

Еще в первых работах Мэнтла указывалось на растительноядность игуанодонов. Она естественно вытекала из строения многочисленных и быстросменяющихся зубов, верхушки которых легко стирались при обработке пищи. Вероятно, игуанодоны обрывали съедобные части береговых и водных растений. Симфиз нижней челюсти у этих ящеров был широким, плоским и лишенным зубов. Так же он выглядит у растительноядных млекопитающих, способных захватывать корм языком.

Протоцератопсы жили на территории Центральной АзииДетальное изучение особенностей строения позвоночника недавно привело специалистов к выводу о невозможности игуанодонов поднимать свое тело высоко вверх, как представлялось со времени открытия берниссарских скелетов. Вероятно, в спокойном положении ящеры опирались на все четыре конечности. Двуногость могла использоваться при беге на короткие расстояния, для чего достаточно было подтянуть к телу короткие передние лапы. Несомненно, бегство в воду у игуанодонов было одним из главных способов спасения от хищников. Если при встрече с хищником путь для отступления оказывался закрыт, то в ход пускался мощный хвост. Шипообразные фаланги передних лап также могли использоваться для отражения атак агрессора, который рисковал получить разящие уколы в голову.

Большое скопление скелетов в Берниссаре наводит на мысль о стадном образе жизни игуанодонов. На это указывает также анализ следовых дорожек в южной Англии. Они же позволяют говорить о существовании у оставивших их животных организованных миграций. Во время последних молодь обычно шествовала в окружении или под защитой взрослых особей.

Потопы, засухи и взрывы

Накопление палеонтологических данных обнаружило несовпадение составов современных и ископаемых фаун. Научное объяснение этому феномену одним из первых попытался дать Жорж Кювье. Суть опубликованной им в 1812 году гипотезы состояла в том, что разнообразие жизни на отдельных территориях менялось после периодических опустошительных потопов и последующего заселения организмов с земель, избежавших катастрофического наводнения. «Теория потопов» оказалась благосклонно принята не только в среде палеонтологов, но и в теософских кругах, широко обсуждавших тогда идею о многократных актах Творения. Ближе к середине XIX столетия в наиболее передовых естественно-исторических трудах были сформулированы представления о палеонтологической летописи и закономерностях ee формирования. Открытие действующих в живой природе эволюционных принципов естественного отбора и борьбы за существование более приспособленного с менее приспособленным подводили к выводу о том, что появление новых видов неизбежно сопряжено с вымиранием прежних. Идея эволюционных изменений вошла в резкое противоречие с теорией потопов и до сих пор проходит испытание на прочность с помощью разного рода катастрофических представлений.

В начале ХХ века на фоне многочисленных открытий меловых ящеров в Северной Америке пришло осознание того, что все динозавры исчезли до наступления кайнозойской эры 65 миллионов лет назад. Первые и рассчитанные на обывателя объяснения возводили проблему на уровень страшной трагедии и пугали внезапными изменениями климата, взрывами гигантских вулканов или потоками смертоносной космической радиации. На этом фоне весьма показательна гипотеза М. Вильфарта, которая по сути является «потопом наоборот». В качестве основы немецкий ученый использовал предположение о водности динозавров и популярную тогда теорию происхождения Луны путем отрыва ее от тела Земли. По мере удаления спутника приливная сила земных морей и океанов сокращалась, а вместе с ней сокращались условия обитания динозавров.

Вторая половина XX столетия ознаменовалась стремительным нарастанием беспокойства человечества перед новыми видами оружия массового поражения и негативными экологическими последствиями научно-технического прогресса. Возможность глобальных бедствий усилила интерес к опыту прошлого, и в первую очередь к загадке вымирания популярных динозавров. Особенно пламя катастрофизма разбушевалось после малозначащего, на первый взгляд, открытия.

В 1977 году американский геохимик Луис Альварес, изучая химический состав глинистых прослоев из терминальных отложений мезозоя северной Италии, обнаружил в них аномально высокую концентрацию металла платиновой группы — иридия. Ранее было установлено, что концентрация этого элемента в метеоритном веществе на порядок выше в сравнении с обычными земными породами. Эти обстоятельства и вызвали к жизни импактную (ударную) гипотезу о столкновении Земли в конце мелового периода с огромным астероидом. По расчетам диаметр космического тела составлял не менее 10 км, что достаточно для образования гигантского взрыва с выбросом в атмосферу невероятной массы пыли. Пылевое облако ограничило доступ солнечного света на поверхность планеты с последующими похолоданием и катастрофическим вымиранием различных биологических групп.

Оживленное обсуждение и поиски аргументов «за» и «против» показали широкое географическое и геологическое распространение иридиевых прослоев. Одновременно выяснилось, что кости динозавров могли захораниваться выше этих отложений, а вулканическая природа накопления иридия также имеет основания. Обратились взоры ученых и к гигантским кратерам, которых в мире насчитывается несколько десятков. Самый крупный из них открыт в Центральной Америке, на полуострове Юкатан. Вероятно, он образовался в конце мелового периода от падения космического тела диаметром до 15 км. Однако если иметь в виду, что крупные кратеры образовывались накануне широкого распространения динозавров в конце триаса, а также после их исчезновения в кайнозое, то связь бомбардировок Земли космическими телами и проблема вымирания древних ящеров выглядит весьма натянутой. Импактная гипотеза полностью теряет смысл в связи с тем, что многие динозавры, в том числе и игуанодоны, исчезли задолго до предполагаемой позднемеловой катастрофы. Этот факт, явно ограничивающий поле возможных объяснений, теоретиками разного рода долго игнорировался, пока не созрела идея о многократности массовых вымираний, инициированных какими-то космическими факторами с циклическим характером проявления. В качестве такого фактора, например, выдвигалась идея о существовании невидимой в телескопы планеты Немезиды, якобы вращающейся по огромной орбите вокруг Солнца. При вхождении планеты в астероидный пояс через определенный период времени (несколько десятков миллионов лет) происходят нарушения в движении малых космических тел и обстрел ими больших планет.

Однако для того, чтобы представить себе истинную причину исчезновения игуанодонов, лучше обратиться к внутриземным геологическим и палеонтологическим данным, например из Центральной Азии, где последовательность континентальных отложений с остатками меловых фаун позвоночных животных достаточно полна и в последнее время интенсивно изучается.

Например, известно, что в первой половине мела в многочисленных складках азиатского ландшафта существовали замкнутые и солоноводные озера, вокруг которых и теплилась жизнь. Вероятно, подходящих условий для поддержания большого разнообразия растительноядных динозавров в это время в Азии было недостаточно и наиболее многочисленными являлись только наземные стегозавры, внешне отличавшиеся четвероногим телом и наличием двух рядов костных пластин на спине. Исчезновение стегозавров можно связать с бескормицей, наступившей в результате сильного опустынивания. Во второй половине раннего мела климат Азии теплеет и увлажняется. По берегам опресненных озер расселяются игуанодоны, в конкурентные отношения с которыми оказались готовы встать первые утконосые гадрозавры. Однако к началу позднего мела климат в Центральной Азии приобретает характер жаркого и засушливого. В новой ситуации хорошо освоились только небольшие рогатые динозавры — протоцератопсы. Просуществовав в течение 30 миллионов лет подряд, группа подобных ящеров полностью исчезла с наступлением очередной эпохи влажности. На этот раз изменения привели к вспышке видообразования среди гадрозавров.

Самка гадрозавра с детенышамиДалее в Центральной Азии задолго до наступления предполагаемой катастрофы отмечается сокращение площадей континентальных меловых отложений, а в этом случае предположение о периоде опустошительной засухи в качестве главной причины деградации центральноазиатской фауны в целом кажется довольно естественным. Вместе с тем, в Северной Америке динозавры оставались достаточно многочисленны до самого конца мела, а их стремительное исчезновение совпало с наступлением нового этапа влажности, который, в отличие от предыдущих, сопровождался широкомасштабным преобразованием ландшафтов цветковыми растениями. Такой ход событий обернулся для североамериканских динозавров резким сокращением привычных кормовых территорий и убыванием площадей, пригодных для гнездования. Одновременный подъем разнообразия млекопитающих и птиц мог привести к прямому истреблению молоди динозавров, которая, вылупляясь из яиц, некоторое время оставалась весьма уязвимой. В этой цепи событий вымирание игуанодонов скорее связано с неблагоприятными для них изменениями окружающей обстановки и конкуренцией с близкими по образу жизни растительноядными ящерами.

Для объяснения причин гибели динозавров, находимых на конкретных местонахождениях, потребность в ударных гипотезах полностью отсутствует. Еще в XIX веке никто из специалистов не сомневался в естественности процессов захоронения ископаемых остатков. Например, палеонтолог и один из руководителей берниссарских раскопок Луи Долло полагал, что местонахождение игуанодонов в Бельгии возникло в результате местного наводнения. Правда, отсутствие среди выкопанных материалов молодых особей, по мнению ученого, не исключало возможности существования динозавровых «кладбищ», куда, предчувствуя гибель, собирались старые животные. В те времена именно так, немного романтично, объясняли скопления костей павших африканских слонов.

С точки зрения современных знаний, картина захоронения берниссарских птиценогов легко вписывается в установленные природные закономерности, рассматриваемые в рамках особого раздела палеонтологии — тафономии. Трупы погибших естественной смертью ящеров смывались с берегов в низину и быстро заносились глинистым осадком, в котором кости со временем подвергались минерализации. То, что скелеты игуанодонов расположились на разной глубине, от 322 до 356 м, — свидетельствует о неодномоментности их захоронения, а сохранение у некоторых животных характерных посмертных поз указывает на их естественную гибель вблизи излюбленных мест обитания.

Использованы иллюстрации из книг «Расцвет динозавров» Стива Паркера (ЛИК ПРЕСС, 1998) и «Динозавры Йоахима» Оппермана (СЛОВО, 1994).



   13.01.2001
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Застрахуй собаку от кошачьих когтей, а бонусы положи в бумажник.
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Жизнь и смерть кораллового рифа
Остромордая лягушка
«Кузнецкий Алатау»
Русская голубая
Как устроить теплый ночлег в походе
Голубиная почта
Кошка — животное социальное
Случай на Енисее
Такое приснится — испугаешься!
Глубокая осень
АНОНС
Киевский зоопарк приветствовал посещение Поводка шумом, клекотом, свистом, рычанием и другими, иногда трудно поддающимися словесному обозначению звуками.
АНОНС
В летние месяцы Таллиннский зоопарк организует «поздновечерние экскурсии»...
АНОНС
Тут вы не встретите тесных клеток и не увидите животных с печальными глазами, тут все живут так, как им хочется в своем естественном мире. Это парк для истинных любителей животных и тем, кто побаивается «зверских морд»...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.