Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | № 11-12, 2000 |

  Исполин скалистых гор



Максим Могилевский

Гризли... Огромный серый медведь, знакомый нам по рассказам и повестям Джека Лондона, Сетон-Томпсона и Кервуда. Самый крупный и свирепый хищник в Северной Америке, опаснейший враг любого охотника. Даже латинское название подвида гризли - Horribilis - означает "страшный, ужасный". Гризли действительно один из крупнейших американских хищников. Весит он до 500 кг и, встав на задние лапы, достигает 3 м в высоту! И это еще не предел! Ближайшие родичи гризли — бурые медведи, обитающие на Аляске и острове Кадьяк, — бывают еще больше. Вес отдельных особей достигает 700 кг, а рост на задних лапах — 3,3 м! Это самые крупные из всех хищников.

В вестернах и охотничьих рассказах времен Дикого Запада часто изображаются смертельные схватки с гризли и набеги гризли на ранчо скотоводов. Но выдумки в этих рассказах почти всегда больше, чем правды. Гризли - не единственное животное, чей свирепый нрав и кровожадность приписывают ему совсем незаслуженно.

В давние времена гризли были полными хозяевами американских гор и лесов. Никаких конкурентов и соперников, кроме друг друга, они не знали. Поэтому гризли были весьма самоуверенными и нередко нападали даже на людей, если те их тревожили — или если они считали, что их хотят потревожить. У всех индейских племен одолеть гризли считалось подвигом, даже вшестером или ввосьмером. Еще бы — с копьями, стрелами и каменным топором против такой громадины! Первые европейские поселенцы с их кремневыми ружьями, круглыми пулями и вечно сырым порохом тоже чувствовали себя среди гризли весьма неуютно. Тогда трагический исход при встрече с гризли действительно был не редкостью.

Еще и сто, и двести лет спустя в отдельных районах Америки бывало не совсем ясно, кто кого преследует, кто, собственно, охотник, а кто дичь. Правда, гризли обычно нападали только будучи раненными, но при этом полностью оправдывали прозвище "страшных медведей". На рану гризли очень крепок. Даже, получив несколько пуль, разъяренный медведь продолжал атаку, и спастись охотникам удавалось не всегда - разве что успеть залезть на дерево или прыгнуть в лодку. Случались и внезапные, неспровоцированные нападения, как правило с тяжелыми последствиями.

Так, например, в 1823 году в верховьях Миссури неподалеку от форта Киова случилась такая история. На капитана Смита, ехавшего во главе небольшой охотничьей экспедиции, посреди поляны внезапно напал гризли. Зверь сперва задрал под ним лошадь, потом схватил всадника за голову и разгрыз в щепки рукоять ножа, которым тот пытался защититься! Дружным залпом медведь был убит, но капитан успел получить тяжелые раны. Гризли фактически снял с него скальп своими огромными клыками и оторвал одно ухо, повисшее на лоскуте кожи!

Ни у кого из спутников капитана не было ни лекарств, ни медицинских познаний. Никто не знал, что делать. Наконец капитан, не потерявший сознания, попросил одного из них достать иголку и нитки и просто пришить ему сорванную кожу обратно к голове. И тот пришил! Без всякого наркоза — его тогда вообще не было. Ухо он хотел совсем отрезать, но капитан попросил пришить и его на прежнее место — авось прирастет. Так и сделали. Потом помогли капитану добраться до ближайшего ручья, где немного передохнули. Через несколько часов Смит уже снова смог сесть на лошадь и добраться до лагеря. Он поправился, и даже оторванное ухо действительно приросло! Просто поразительно, из какого крепкого материала были скроены тогда эти люди — трапперы и землепроходцы.

Но время шло. Стволы ружей обрели винтовые нарезы, затем ружья стали казеннозарядными, стреляющими много раз подряд, а сами пули из круглых превратились в конические. Они летели все дальше и вонзались в тела жертв все глубже. И чем совершеннее становилось оружие, тем нахальнее обходился человек с прежним владыкой американского континента.

Так, в середине XIX века в Калифорнии господствовавшие там тогда испанцы развлекались тем, что окружали медведя верхом на лошадях и набрасывали ему на шею лассо. А один испанский офицер однажды решил на пари сделать это в одиночку. Ему действительно удалось набросить на медведя лассо — правда, не на шею, а на лапу — и он попытался потащить медведя волоком за лошадью. Да не тут-то было! Лошадь не могла сдвинуться с места даже на сантиметр. А медведь, опешивший поначалу, пришел в себя, ударил пару раз лапой по натянутому лассо, затем принялся грызть его зубами. А затем побежал прочь и потащил за собой лошадь со всадником, словно собачку! В конце концов офицеру ничего не осталось, кроме как ударом ножа перерубить лассо под громкий хохот зрителей, следовавших за ним верхом.

Несколько позже у калифорнийских испанцев вошло в моду излавливать гризли живьем и заставлять их на арене бороться с быками вместо тореадоров. Чтобы по возможности уравнять шансы противников, медведя сажали на короткую цепь, сильно ограничивавшую его движения. Затем выпускали быка. Натравливать его было не нужно - он сам, повинуясь инстинкту, кидался на медведя и всаживал ему в ребра рога. Медведь же вцеплялся ему зубами в нос, а когтями в загривок, и начиналась бешеная борьба, за которой с горящими глазами следили алчные до кровавых зрелищ испанцы. Побеждали обычно медведи...

Совсем тяжелые времена наступили для гризли, когда североамериканские прерии заполнили фермерские стада. Гризли начали усиленно отстреливать, чтобы обезопасить от них скот. Хотя на домашний скот они как раз нападали очень редко. За голову каждого медведя полагалась премия; на них охотились со сворами собак, разбрасывали отравленные приманки. В результате такого истребления гризли становилось все меньше. А оставшиеся становились все пугливее, они отступали в самые далекие, недоступные для человека горные долины, леса Канады, Британской Колумбии и Юкона. В конце концов и там осталось считанное количество. Да и те были очень осторожны, старались не попадаться на глаза людям. Ни разу в первые десятилетия XX века никто не слышал, чтобы гризли на кого-нибудь напал. Казалось, что они полностью изменили свой нрав и что они вовсе и не правнуки тех наводящих ужас бестий. Должно быть, гризли сумели оценить опасность, которую представляет человек, вооруженный современным оружием.

В те же времена, когда гризли начали всерьез изучать, выяснились вещи совсем неожиданные. Оказалось, что почти все гризли... вообще вегетарианцы! 99 гризли из 100 питаются растительной пищей и весьма умеренно потребляют мелких животных: сурков, а также насекомых. Так что пострадали они, можно сказать, незаслуженно.

Но бывают и исключения. Редко, но встречаются плотоядные гризли, охотящиеся на крупную дичь. Такой гризли-мясоед, как правило, крупнее, сильнее и злее "вегетарианца" и для охотника, действительно, противник серьезный.

Самым знаменитым из таких медведей был огромный гризли по прозвищу Старый Мозес. В течение целых 35 лет — с 1869 по 1904 год — этот медведь терроризировал огромную область в штате Колорадо. Он зарезал за это время 800 голов крупного рогатого скота — не считая телят и мелкой живности — и убил не менее пятерых людей, пытавшихся его пристрелить. Но даже он никогда сам не нападал на людей, если его не трогали. Очевидцы рассказывали, что Старина Мозес даже обладал своеобразным чувством юмора — любил откалывать чисто медвежьи шутки. Не раз он, например, устраивал такой номер: подкрадывался незаметно к кострам путешественников или золотоискателей и внезапно с ревом врывался в лагерь, расшвыривая все на пути! Но ни разу никого не поранил — если в него не пытались стрелять. Ему просто приятно было видеть, как люди, насмерть перепуганные, вопя от страха, кидаются спасаться на деревья. Наведя порядок и напомнив, кто тут хозяин, Старый Мозес мирно удалялся прочь.

Этот Старина Мозес всегда оставлял трапперов в дураках, когда они пытались заработать премию, обещанную за его голову. Через натянутые шнуры, ведущие к самострелам, он аккуратно перепрыгивал, а приманки у капканов всегда ухитрялся достать не захлопнув капкана.

На сегодняшний день гризли обитают в основном в национальных парках: Йеллоустонском, Маунт-Маккинли и парке Глейшер. Десятилетиями их там тщательно охраняли, и это привело к тому, что в начале 60—х годов гризли в парках снова начали нападать на людей!

Правда, их провоцируют уже не выстрелы, а туристы, которые, невзирая на запрет, вновь и вновь подкармливают медведей. Те привыкают к этому и сами начинают являться к туристским палаткам и автодорогам. Такой обнаглевший медведь быстро теряет страх перед человеком. Если угощения ему показалось мало или оно придется не по вкусу, он может тут же разозлиться и напасть (см. № 10 за 1999 г.).

Не меньшую опасность представляли и свалки пищевых отходов, скапливавшиеся возле туристских кемпингов, а также свалки, разбрасывавшиеся одиночными туристами поблизости от палаток. Они неизменно привлекали медведей — как гризли, так и барибалов. Зверь, привыкший посещать эти свалки, может при случае и в палатку забраться. Он быстро привыкает игнорировать соседство человека, а это ведет к потере уважения и осторожности с обеих сторон. В 60—е годы появилась особая популяция медведей, существовавшая почти целиком за счет свалок и попрошайничества. Нападения таких обнаглевших медведей на людей случались нередко. Более 13 таких нападений случилось в парке Маунт-Маккинли, и еще больше — в Глейшер-парке и Йеллоустонском. Некоторые из них закончились трагически.

В августе 1967 года в двух далеко отстоящих друг от друга участках парка Глейшер были убиты две молодые женщины — на них напали медведи. Инцидент вызвал большое возмущение в прессе. Затем погибла еще одна женщина — прямо посреди кемпинга, всего в нескольких сотнях метров от помоек, где регулярно рылись медведи.

Тогда в 1970 году администрация национальных парков решила срочно ликвидировать все помойки. Но зоологи, изучавшие в Йеллоустонском парке жизнь гризли, предупреждали, что сделать это нужно постепенно, иначе медведи в поисках замены начнут усиленно посещать и потрошить палатки туристов. Свалки же зимой 1970—1971 года были убраны все полностью и одновременно. И результат не замедлил последовать. Все больше медведей ошивалось вокруг кемпингов и палаток, пугая туристов. Резко возросло число медвежьих грабежей и бандитских нападений. Обнаглевших зверей отлавливали, усыпляя с помощью наркотических зарядов, и перевозили в другую часть парка, а то и за его пределы. Но медведи быстро возвращались обратно и, будучи голодными, представляли еще большую опасность. В итоге часть зверей пришлось отстреливать, кемпинги огораживать. Но поскольку с начала 70—х годов приток посетителей в парках резко возрос, трагедии продолжались. Каждый год не меньше трех человек бывало ранено. Ведь туристов трудно убедить не разбрасывать пищевые отходы.

Летом 1975 года в Глейшер-парке медведями было ранено 5 посетителей, а в Йеллоустонском парке — двое. 16 августа 1976 года один турист попытался отогнать двух медвежат от своих пищевых запасов, которые он держал на открытом воздухе. А жадных мужиков, жалеющих для мишки продуктов, медведицы очень не любят! Кончилось все для бедняги серьезными пластическими операциями на лице.

А в 1979 году один гризли загрыз насмерть туриста в его собственной палатке. Погибший — молодой человек по имени Гарри Уалкер — небрежно обращался с пищевыми отходами. Суд решил, что виновата администрация, ликвидировавшая свалки одновременно, и присудил наследникам Уалкера 87400 долларов в качестве компенсации за моральный ущерб.

Сегодняшние гризли, обитающие вне национальных парков, тоже небезопасны. В августе 1974 года на Аляске погиб 36—летний фотограф Джон Ривер, специально прилетевший снимать медведей. Он был убит самцом гризли, когда бесцеремонно пытался сделать его портрет с чересчур близкого расстояния. Медведь, тем более гризли, не прощает фамильярности (кстати, гризли вовсе не отдельный вид, как считали прежде, а всего лишь подвид бурого медведя).

В 1979 году вся охотничья пресса США и Канады писала о необычном происшествии. 29 сентября 1979 года в штате Колорадо, в горах Сан-Хуан, на местного профессионального охотника Эда Вайсмана напал гризли. Эд в тот день сопровождал группу любителей, охотившихся с луком на оленя. Такая охота как раз вошла в моду в США. В какой-то момент охотники разошлись и Эд на несколько минут остался один. Медведь внезапно появился из-за скалы в 15 м от Эда и сразу бросился в атаку. Эд ничего не успел предпринять. Из оружия у него были только лук и стрелы. Медведь выбил их ударом лапы и сбил Эда с ног. Эд решил остаться совершенно неподвижным. Иногда это спасает — мало ли что разозлило медведя. Но его не спасло. Гризли начал терзать левую ногу Эда. Охотник подтянул ноги к животу, прижал к нему руки, защищая самое уязвимое место. Медведь оставил ногу и стал жевать плечо. Затем протащил за него Эда более 10 ярдов, бросил и вцепился в руку. Теряя сознание от боли, Эд понял: нужно защищаться! Левой, свободной рукой он зашарил вокруг и нащупал тонкую стрелу от лука — смехотворное оружие против гризли! Эд отчаянно сжал стрелу и из последних угасающих сил ударил медведя острием в шею. На свое счастье, в молодости он работал забойщиком скота и помнил, куда надо наносить удар...

Еще некоторое время гризли терзал его, не обращая внимания на хлеставшую из шеи кровь. Потом вдруг оставил человека и отошел. Несколько минут он стоял перед Эдом, затем зашатался и упал. Туша дернулась несколько раз и затихла. Гризли был мертв... Эда обнаружили искавшие его охотники и доставили в госпиталь. У него были сильно повреждены нога, плечо и правая рука, но он остался жив. Убитый им зверь оказался самкой, очень старой, слабой и истощенной от голода — тривиальная причина нападения на человека.

Так что проблема гризли на сегодня обстоит сложно. Туристам, разумеется, хочется видеть медведей, не испытывающих страха перед человеком. Но почтение должно сохраняться — иначе происходят трагедии. А равновесие в таком деле соблюдать трудно. В национальных парках гризли охраняют и даже пытаются расселять в других штатах США, где медведи прежде были бесцельно истреблены. С другой стороны, в Йеллоустонском парке гризли настолько размножились, что с 1980 года здесь разрешили сезонную охоту на них.



   22.01.2001
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Голубиная почта
Клонирование — одно из главных открытий ХХ века
Динозавр в яйце
Нужен ли удав в доме?
Про грибы
Сибирская порода
Обаяние сибиряков
«Мраморный хорь» из племени перевязок
Тарбаган вне закона
Москва — Киргизия
АНОНС
Киевский зоопарк приветствовал посещение Поводка шумом, клекотом, свистом, рычанием и другими, иногда трудно поддающимися словесному обозначению звуками.
АНОНС
В летние месяцы Таллиннский зоопарк организует «поздновечерние экскурсии»...
АНОНС
Тут вы не встретите тесных клеток и не увидите животных с печальными глазами, тут все живут так, как им хочется в своем естественном мире. Это парк для истинных любителей животных и тем, кто побаивается «зверских морд»...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.