Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | 2003, № 6 |

  В тундростепи Джулукуля



Николай Сибирцев
Фото К. Михайлова

Цветущий копеечник (фото К. Михайлова)Просторы России все еще «необъятны», и с запада на восток можно проехать от морей Атлантического океана до вод океана Тихого. А с севера на юг мы можем двигаться от арктических побережий и тундр через пространства тайги к степям, пустыням и высокогорьям на границе с Центральной Азией. Где, в какой другой стране, по крайней мере в Старом Свете, можно увидеть такое разнообразие ландшафтов и природных зон? Особенно впечатляет тайга, которая занимает более половины территории Сибири. В мире осталось не так много лесов, и из них одна треть — на территории России. Но не все знают, что тайга, как и тундра — геологически молодой ландшафт, возникший в результате увлажнения климата в плейстоцене (в геологии так называют отрезок геологического времени, продолжавшийся около миллиона лет и отделенный от современности 15-20 тыс. лет). В самом начале этого периода тайги и тундры не было. Повсюду была холодная и сухая тундростепь, по которой бродили стада крупных млекопитающих.

В плиоцене (отрезок времени, предшествовавший плейстоцену и продолжавшийся 9-12 млн. лет), когда жили предки мамонтов и шерстистых носорогов, на месте тундростепи были степь и лесостепь, напоминающие по структуре растительного покрова саванны Африки и прерии Америки. Но во время последующего похолодания к степным травам примешались карликовая березка и другие арктические кустарнички и травы, образовав своеобразный ландшафт, аналога которому сейчас на Земле нет. То есть «как бы нет». Во многих учебниках по географии и ландшафтоведению мы такого ландшафта не найдем, но на самом деле тундростепь сохранилась — небольшими пятнами, вкраплениями в более обширные и распространенные ландшафты, образующие зоны и пояса. Такое «остаточное», «пятнистое» распространение географы называют интразональным. Одно из таких мест, где сохранилась влажная тундростепь, — Джулукульская котловина на крайнем юго-востоке Алтая, на стыке двух горных республик — Алтая и Тувы.

Путь к Джулукульской котловине долог и не прост. Сначала едем через низкогорные сосняки северной части Алтая, преодолеваем несколько покрытых тайгой перевалов и наконец попадаем в знаменитую Чуйскую степь, по которой проходит древний тракт из России в Монголию. Здесь все похоже на природу этой соседней страны. Леса исчезли, горные вершины Чуйского хребта маячат где-то далеко на горизонте, а машина бежит по залитой солнцем засоленной полупустыне, покрытой корявыми кустиками караганы и злаками. Вместо лесных алтайских птиц — жаворонки, каменки, коньки. Можно повстречать грациозных журавлей-красавок, столь обычных в горных степях Монголии. Всадники с монголоидными лицами, отары овец и юрты еще более усиливают начатое сравнение. Чуйскую степь населяют казахи, давно облюбовавшие этот «монгольский» район Алтая.

В Чуйской степи путник встречает цветущие кусты карагана (фото К. Михайлова)
В Чуйской степи путник встречает цветущие кусты карагана (фото К. Михайлова)

Не доезжая поселка Кош-Агач, главного поселения казахов в Чуйской степи, сворачиваем на восток и начинаем временами забирать на север, одновременно поднимаясь все выше и выше. Здесь уже дороги нет, одна колея, и проехать можно только на внедорожнике. А лучший внедорожник, как известно, не «тойота», а ГАЗ-66, и потому у нас нет проблем. Урча и переваливаясь с колеса на колесо, лезет любимая всеми экспедиционщиками «шишига» по размытому речкой ущелью с рощицами лиственницы. Сначала ее пропускают блеющие отары овец, а потом, когда появляются пастбища зеленой травы, осторожные яки — настоящие горные животные. Еще немного, и мы останавливаемся у большого «ова», как называют в Туве («обо» в Монголии) сложенную из камней туру, украшенную бело-синими ленточками и усеянную всевозможными «приношениями» — от сигареты и монетки до тапочек и рубашек. Ова ставят на перевалах, и отсюда мы можем впервые взглянуть на спрятанную меж горных хребтов Алтая знаменитую котловину. Знаменитую своим озером и своей тундростепью.

Справа и слева высятся лишенные леса суровые хребты с горной тундрой и каменистыми осыпями. Между ними распласталась и убегает в синеющую на горизонте даль зеленая страна, испещренная блюдцами озер и змейками ручьев. Так и хочется добавить — тундровых озер и тундровых ручьев, потому что зелень при близком знакомстве оказывается сплошь ерником, то есть зарослями карликовой, или полярной, березки. Именно такая картина кустарничковых тундр навсегда запомнилась мне со студенческих времен, проведенных на севере Кольского полуострова. Не удивился бы, увидев здесь северных оленей. Но совсем недавние ощущения напоминают, что четыре часа назад мы были в жаркой полупустыне с юртами и отарами овец, совсем рядом граница с Тувой, и не так далеко Монголия. Вниз по Чулышману, зачинающемуся в котловине, снова идут степи и лиственничники южноалтайского типа. По сути это Центральная Азия. Так откуда же здесь настоящая ерниковая тундра с заболотинами и озерками?

Фифи разволновался на травяной кочке. Значит, рядом гнездо или птенцы (фото К. Михайлова)Первая же экскурсия по ернику с ручьями усиливает недоумения. На вершину высокой куртины карликовой березки выскакивает серенький, с крапом, изящный кулик из семьи улитов и начинает звонко кричать «фи-фи, фи-фи», приседая и кивая головой. Явно волнуется, значит, поблизости гнездо или птенцы. Это же «фифишка», как ласково называют орнитологи небольшого улита фифи, обычного на севере Европы — от травянистых лайдов приморской полосы до заболоченных кустарничковых тундр. И здесь этих куликов довольно много — волнующиеся пары попадаются через каждые двести-триста метров. Тут же попадаются травники — крупнее «фифишек», с яркими красными ногами и красными клювами. Когда они взлетают, на раскрытом крыле видна широкая белая полоса — фирменный знак этого вида улитов. Травники также обитатели травянистых лайдов северной половины Европы. Да и все улиты любят близость воды и мягкие заиленные кромки по берегам травянистых болот и озер, где они в обилии находят свой корм — различных небольших червей и личинок двукрылых. Ландшафты Центральной Азии — не их стихия.

Еще через 200 м с небольшой протоки с шумом поднимается лебедь-кликун. Тяжело взмахивая крыльями, могучая длинношеяя белая птица набирает высоту и делает большой круг над тундрой. Вот тебе на, и кликуны здесь гнездятся. Тоже ведь северная птица, столь привычная для меня по обширным болотам Поноя на Кольском полуострове. Еще через сотню метров из зарослей ерника с шумом вырывается самец белой куропатки. Как же, какими историческими перипетиями вся эта северная и отчасти тундровая братия перебралась в высокогорную котловину Центральной Азии? И каким образом сюда попала настоящая кустарничковая тундра? Ответ на этот вопрос, быть может, даст следующий день, а пока располагаюсь в заповедной избушке на берегу озера Джулукуль и сладко засыпаю под шум потрескивающих в «буржуйке» дровишек.

Следующий день — хороший, солнечный, даже слишком солнечный для съемок — контраст и блики портят «картинку» даже при работе с «телевиком», не говоря уже о ландшафтной съемке. Приходится дожидаться, когда кучевые облачка прикроют на пару минут раскаленный диск солнца. Погоду не выбирают и не заказывают, под нее подстраиваются. Главное, нет гнуса, нет дождя, идти приятно и… Хотел написать «легко», но это было бы неправдой. Ходить по ерниковой тундре трудно и даже очень трудно — пружинистый ковер быстро выматывает силы. Сотрудники алтайского заповедника, в состав которого входит Джулукульская котловина, передвигаются здесь на лошадях по набитой тропе. Проехаться конным транспортом в течение нескольких дней вдоль всей котловины и далее по Чулышману — это мечта, пока невыполнимая. В нашем распоряжении только машина, но даже для такого «вездехода», как ГАЗ-66, тундра непроходима.

Желтоголовая трясогузка (Motacilla citreola) заменяет на Алтае сразу 2 вида — желтую и горную трясогузок. Она любит воду, но в равной степени ее можно встретить и на богатой мухами зеленеющей траве (фото К. Михайлова)
Желтоголовая трясогузка (Motacilla citreola) заменяет на Алтае сразу 2 вида — желтую и горную трясогузок. Она любит воду, но в равной степени ее можно встретить и на богатой мухами зеленеющей траве (фото К. Михайлова)

Но тундра ли? Фифи, травники, лебеди, как и сам ерник, ручьи и поросшие осокой берега озерков, на которых плавают хохлатые чернети и кряковые утки, говорят «за». Однако в тундре всегда ходишь в болотных сапогах, а здесь я иду в ботинках, перепрыгивая через ручьи. Временами попадаются очень сухие участки со степными злаками. Кое-где видны высокие куртины стеблей с замечательными красноватыми букетами из соцветий копеечника алтайского. Во многих местах зеленое полотно ерника расцвечено оранжевыми головками жарков, или купальницы азиатской. И жарки, и копеечник — представители горных лугов Алтае-Саянской страны. Еще более удивляют лишенные ерника сухие песчаные холмики, покрытые редкой степной растительностью. Они разбросаны вдоль истоков Чулышмана меж ерниковых зарослей и напоминают пятнышки степи. На поверку оказывается, что они изрыты норами, из которых время от времени показываются забавные мордашки евражек — длиннохвостых сусликов. Суслики — степные животные, хотя евражки заходят далеко на север по гористым ландшафтам северо-востока Сибири.

Вот так в Джулукульской котловине тундра сочетается со степью. Все вместе и образует тундростепь. Реликтовая ли эта тундростепь, та самая, что была распространена по всей Сибири в далеком плейстоцене, или более молодая, вторичная? Этого я не знаю. Но в Прибайкалье тундростепь более «степная», а здесь, у Джулукуля, более «тундровая». И вокруг везде по Алтаю и далее в Туве развиты остепненные ландшафты. Не будь горной котловины, накапливающей влагу с тающих все лето снежников высоких хребтов, здесь определенно была бы «нормальная» алтайская степь. Влага гор позволила ернику спуститься из горной тундры и заполонить котловину, перемешав тундру со степью. Многочисленные ручьи образовали заросшие осокой протоки и озерки, что привлекло уток, лебедей и куликов. Такое случается и в других местах Центральной Азии. Но крупных млекопитающих в Джулукульской котловине нет.

Другое дело — плейстоценовые сибирские тундростепи. По ним бродили стада антилоп, северных оленей, овцебыков, шерстистых носорогов и мамонтов. С юга сюда заходили страусы, обитавшие в Забайкалье почти до исторического времени. «Эпоха увлажнения», начавшаяся, по расчетам геологов, 11-10 тыс. лет назад, с обильно выпадающим зимой снегом, разделила обширные холодные тундростепи на северные тундры и южные степи, положив между ними тайгу. Часть крупных млекопитающих тундростепи, таких, как северный олень и овцебык, навсегда ушли в тундры, частично освоив и северную тайгу. Остальные все более и более оттеснялись на юг. «Антилопий комплекс» тундростепи сейчас сохранился только в саваннах Восточной Африки. Надо же, чтобы представить себе сибирские просторы в плейстоцене, нужно побывать в Африке. Как все изменилось с тех пор, и как все неустойчиво на планете.

Под такие философские размышления я вернулся к вечеру в маленькую избушку, затерявшуюся среди нагорий и котловин Алтая, чтобы наутро отправиться обследовать озеро Джулукуль, где, как мне говорил орнитолог Алтайского заповедника Олег Митрофанов, расположена самая высокогорная гнездовая колония больших бакланов.


Полная версия статьи со всеми иллюстрациями:
В тундростепи Джулукуля / Николай Сибирцев // В мире животных. — 2003. — № 6. — С. 2-7.


   17.12.2003
Ссылки по теме
Бланк подписки на журнал «В мире животных»
О журнале «В мире животных»
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
За самыми редкими бабочками
Дикие тараканы
Горбатки
Из жизни болотных камышевок
Малая панда
Чернушка
АНОНС
Мужчины переговаривались через высокую ограду вольера, внутри которого и сидел на дереве Игорь, а под деревом стоял огромный бизон с налитыми кровью глазами и почесывал о ствол свои внушительные рога. Бизона несколько лет назад привезли в заповедник из зоопарка...
АНОНС
Через час мы уже на скальном гребне. Здесь и начинается охота за каменными козлами. Июль. Жарко. И туры тянутся к снегу и льду, забираясь на головокружительные кручи. Кроме них здесь можно встретить разве что уларов. Взлетают улары неожиданно, сверкнув своими распластанными белыми крыльями, на которых они планируют вдоль склона вниз, к ущелью, откуда затем вновь будут взбираться вверх, к осыпям с альпийскими ковриками. Серны предпочитают более низкие осыпи...
АНОНС
С тех пор прошло более века. Доберман, каким мы знаем его сейчас, отличается крепкой психикой, верностью и бесстрашием, он бдителен и смел. Благодаря своему уму, своим врожденным охранным качествам, великолепному чутью, поразительной работоспособности и послушанию, он легко поддается дрессировке. И в равной степени может быть как домашней собакой, так и отличной служебной.
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.