Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | 2003, № 6 |

  Туры, не знающие страха



Константин Михайлов
кандидат биологических наук
Фото автора

Горный ландшафт Кавказа на высоте более 3000 м над уровнем моря — это сплошная «альпика». Скалы, осыпи и обрывы, скалистые цирки, выеденные ледником кары и троги. Здесь живут туры, или, как их еще называют, каменные козлы, проводя среди альпийских гребней и узких скальных расщелин более двух третей года и спускаясь пониже к зеленеющей стене пихтачей лишь в наиболее суровое и голодное время — в феврале-марте. Не считая бородачей и альпийских галок, это самые высокогорные животные Кавказа. И самые вдохновляющие — живая эмблема Кавказских гор. Их 2 близких вида — тур кубанский, или западнокавказский (Capra caucasica), и тур дагестанский, или восточнокавказский (Capra cylindricornis). Это крупные животные, с массой у старых самцов до 200 кг и тяжелыми, толстыми у основания рогами, круто изогнутыми книзу. Ближайшие родственники туров — альпийский горный козел (Capra ibex) и сибирский горный козел (Capra sibirica) — более изящные в силуэте и более саблерогие. У самок всех горных козлов, к которым принадлежат и туры, рога тонкие и слабые, а иногда их и вовсе нет.

Дагестанский тур похож на кубанского, но рога у него несколько иной формы (фото К. Михайлова)
Дагестанский тур похож на кубанского, но рога у него несколько иной формы (фото К. Михайлова)

Погоняться с «телевиком» за турами — это проверить себя. Работает ли «дыхалка», ходят ли ноги. Преследовать каменных козлов среди скальных гребней — своего рода спорт, требующий определенных навыков и подготовки, как минимум — элементарной выносливости и координированности в движениях. Собственно, «гоняться» — не то слово. Это фотоохота. Туров надо выследить, осторожно подкрасться к ним, оценить «безопасное» расстояние, когда они вас, быть может, и видят, но еще не боятся, найти удобную точку для съемки и… снимать — пока не кончится пленка. Главное — не напугать. Если сторожевой самец свистнул, как говорят о предупредительных сигналах горных козлов, то «пиши пропало» — вся группа быстро уйдет по кручам, и считайте, что на несколько ближайших дней вы их потеряли.

Кубанский тур в основном сейчас привязан к заповедникам — Кавказскому, Тебердинскому и Кабардино-Балкарскому. В Карачаево-Черкессии, в высокогорьях Теберды и Архыза, сохранилось около 2 тысяч туров при плотности населения в 40-45 голов на 1000 га скальников. Но выйти на них нелегко. Туры держатся небольшими группами, каждая группа в своем скальном массиве, отгороженном от других глубокими ущельями, по которым несутся бурливые потоки. Но игра, как говорится, стоит свеч. Каменистая тропа уводит вверх от очаровательных альпийских лужаек к мрачным и тонким, как лезвие, скальным гребням, на зубьях которых оседают разрываемые порывами ветра низко плывущие облака. Где-то там, внизу, за плотной пеленой разделяющего нас низкого тумана, знаменитая Теберда. Вдали направо — снежные пики Главного Кавказского хребта, окружающие не менее знаменитый Домбай. Лошади донесут груз до верхней границы леса, до полосы криволесья из сгибающих под натиском зимних лавин свои саблевидные стволики берез. Далее начинаются осыпи и скальники. Вдоль сбегающих ступенями водопадов и сверкающих на солнце ручьев, окруженных альпийскими ковриками из ромашек и лютиков, забираемся с грузом вверх, к каровым озерам в скальных цирках на высоте более 2000 м, и в июле еще окруженных ледниками. Тишина и безмолвие. Мир дикой природы, вознесенный над суетой людей, превративших Землю в большой муравейник. Здесь и ставим базовый лагерь.

Над скальными гребнями Кавказа солнце появляется поздно, уже набрав силу, так что быстро разогревает остывшую за ночь поверхность камня. Оживают высокогорные птахи — горихвостки-чернушки, альпийские завирушки, большие чечевицы. Наскоро перекусив, собираем поклажу и направляемся вверх по слегка подтаявшему снежнику. Через час мы уже на скальном гребне. Здесь и начинается охота за каменными козлами. Июль. Жарко. И туры тянутся к снегу и льду, забираясь на головокружительные кручи. Кроме них здесь можно встретить разве что уларов. Взлетают улары неожиданно, сверкнув своими распластанными белыми крыльями, на которых они планируют вдоль склона вниз, к ущелью, откуда затем вновь будут взбираться вверх, к осыпям с альпийскими ковриками. Серны предпочитают более низкие осыпи и альпийские лужайки с сочной травой. Медведи появляются в этих местах лишь в апреле-мае, когда они разыскивают по снежникам трупы туров, погибших зимой в лавинах. Сейчас их в высокогорье не увидишь. Остаются туры. Гордость и слава животного мира Кавказа — крупное, сильное, красивое животное.

С поразительной ловкостью эти животные могут бегать по скалам, совершая далекие прыжки. Такое впечатление, что копыта козлов прилипают к камню. Туры без труда преодолевают расстояние в 2-3 м. С места делают прыжок, отталкиваются в полете от скальной стенки и оказываются на вышележащей каменной площадке. Можно только поражаться, как могучие рогачи, обремененные тяжелыми рогами, идут сотни метров над обрывом по каменной «полке» шириной в 20-30 см или без явных усилий взбираются по скальной стене, пересекая почти отвесные снежники и запросто запрыгивая на выступы, нависающие над тропой. Как рассказал Игорь Ткаченко, зоолог заповедника, разделивший со мной радость скитаний по скальникам Теберды, маленькие турята уже в двухнедельном возрасте бесстрашно бегают и прыгают по скальным уступам. Скоординированность и ловкость этих животных настолько высока, что на скальных уступах они чувствуют себя в полной безопасности. Пятидневный туренок может без видимых усилий почти не сгибая ног вскочить с пола на стол. Когда Игорь держал туренка дома, тот вскакивал ему на плечи и сразу же, оттолкнувшись, прыгал на высокий газовый баллон с отшлифованной скользящей поверхностью. Побалансировав на вершине баллона, он перескакивал Игорю на плечи, а затем снова на баллон. Когда Игорь уходил, туренок еще долго вертелся на вершине баллона, прежде чем без всякого напряжения спрыгнуть на землю. Ни медведь, ни рысь, ни волк не способны угнаться в «альпике» за этими скалолазами на копытах. Так что кроме человека им бояться некого. Но от пули браконьера не убежишь, и вот уже туры включены в Красную книгу Кавказа.

У горных козлов «борода» и рога — не привилегия самцов, хотя у коз рога маленькие (фото К. Михайлова)
У горных козлов «борода» и рога — не привилегия самцов, хотя у коз рога маленькие (фото К. Михайлова)

В очередной раз лезем вверх по наклонному снежнику. Вот мы у скальных гребней, окутанных разреженным туманом. Достигнув каменной стенки, тщательно осматриваем окрестности, ибо туры пугливы. И все-таки промахиваемся — они увидели нас первыми. Но до нас метров триста, поэтому туры не волнуются. У них отличный глазомер, и они знают, когда надо бежать. Начинается фотоохота. Сразу же удается отснять трех самцов, выглядывающих из-за удаленной скалы. Другие, более молодые, спокойно пасутся ниже на осыпи. На таком расстоянии они чувствуют себя в безопасности. Пытаемся придумать, как подойти к ним ближе. Поскольку гребень скальника острый, путей к отходу у туров немного, Игорь предлагает обойти их под «стенкой» и пугнуть на меня. Тогда мне, быть может, посчастливится заснять бег рогачей на видеопленку. Но я сомневаюсь — а вдруг животные не пойдут по гребню, а побегут вниз по склону? Тогда мы их в этом массиве в ближайшие дни не увидим. Соглашаюсь на компромиссный вариант: пытаемся подойти ближе вдвоем, чтобы отснять туров с более близкого расстояния, а там уже будет видно.

Вдоль скальной стенки медленно пробираемся в направлении туров, которые всегда более ориентируются на зрение, чем на слух. Небольшие осыпающиеся время от времени камешки не вызывают у них тревоги. Коврики альпийских цветов остались ниже. Среди темных потрескавшихся скал лишь местами вздрагивают под легкими порывами ветерка, не способного разогнать духоту, крупные цветки сидящих на короткой ножке высокогорных колокольчиков. Крошечные камнеломки приютились прямо в трещинах каменных стенок, там, где они могут поймать хоть какую-то влагу. Над горами стоит марево нагретого солнцем воздуха, из-за чего поначалу интенсивно синее небо становится все более и более полинялым. Решаем выглянуть сквозь «бойницу» в стене гребня и… нарываемся на самое неприятное. Раздается турий свист — резкий пронзительный крик, означающий, что туры-наблюдатели нас заметили и ситуация для них нетерпима. «Все, уйдут, — шепчет Игорь, — снимай скорее. Если засвистели, то все». Наспех вскидываю телевик, пытаясь примостить его среди острых камней, навожу на резкость, нащупываю контакт тросика. Два крупных самца внимательно смотрят на нас. Один не выдержал и пошел по тонкому скальному гребню. Удается сделать несколько кадров, и все. Через несколько секунд все рогачи устремляются вниз. Сквозь мешающие выступы скал пытаюсь поймать силуэты убегающих животных. Что-то удается, но… не то, что хотелось бы. Теперь мы не увидим это стадо несколько дней. Для них перейти в другой скальный узел — каких-нибудь полчаса-час. Нам же передвинуть туда лагерь — не менее 2 дней и только при наличии лошади. Ничего не поделаешь.

В течение трех дней снимаю альпийские коврики и панораму гор. Игорь ушел на пару дней вниз. Когда он возвращается, предпринимаем еще одну попытку найти козлов в горном узле Большой Хатипары. Быть может, другая их группа до сих пор держится в этом районе. Долгий путь по жаре. Проходим лужайки, окрашенные в красный цвет благодаря цветущему копеечнику кавказскому. Взбираемся вверх через отцветающие поля кавказского рододендрона и отвесные скальники, где встречаем уларов и еще одну удивительную птичку, называемую стенолазом. Как исправный спортсмен, лазает стенолаз по скальным поверхностям, то и дело раскрывая свои ярко-красные, как у бабочки, крылья. И зондирует узкие щели своим длинным изогнутым клювом. Тонкий свист крыльев разрывает напряженную тишину — проносится самец кавказского тетерева. Снуют по камням неугомонные горихвостки-чернушки. Парят над головой в поисках павших животных белоголовые сипы, изредка виден темный вытянутый силуэт пролетающего бородача. Все это — обычные обитатели высокогорий Кавказа.

Жара притупляет ощущения. После шести часов восхождения уже все равно, встретим туров или нет. Наступает атрофия эмоций. Это на уровне чувств. Сознание же еще надеется — может быть, повезет? Наконец добираемся до противоположного борта скальников, которые не могли осмотреть в предыдущие пять дней, разглядываем в бинокль чернеющие распадки каменных поверхностей. Туры, потемневшие летом, слабо различимы на фоне скал. Есть! Молодой самец лежит на каменной полке, спрятавшись в тень от особенно жаркого в этом году солнца. А где один тур, там и другие. Так и есть. Метров на сорок выше и пятьдесят в глубину, в небольшой расщелине, видна еще одна «полка», на которой отдыхает более старый самец с внушительными рогами. В заросшей травкой расщелине кормится, не замечая нас, третий тур, и можно быть уверенными, что где-то рядом спрятались остальные животные. Находим уже для себя каменный балкончик и, спрятавшись за скальным уступом, решаемся перекусить. Туры безмятежно отдыхают, и ближе все равно не подойдешь — нас разделяет глубокая расщелина. Турья тропа, огибающая ее сверху, прекрасно просматривается животными. Не так уж они и глупы, эти каменные козлы.

Адыгейский сыр, колбаса и чистая питьевая вода. Все это на скальном уступе, под которым открывается роскошный вид на долину Гоначхира, самого большого притока Теберды. Красота, да и только. Силуэты парящих грифов и сипов уже не выше, а ниже нас. Распластав крылья, огромные птицы скользят над поверхностью склонов ущелья. Не хватает только перуанских мелодий, какой-нибудь «кондор пассэдж». Высовываюсь из-за гребня. Увы, все туры неинтересно млеют в тени своих ниш. Нескончаемый тихий час в турьем царстве, и по такой жаре вряд ли можно ожидать изменений. Делать нечего — пытаюсь снять ближайшего молодого самца. Одно неудачное движение, и он нас замечает. Однако нет худа без добра. Заметив, встает и выходит на ближайший уступ, обрисовывая свой силуэт на фоне неба. Но дальше поступает подло — свистит, и второй, более старый самец неуловимым движением исчезает со своей «полки», запросто перепрыгивая через неширокую бездонную расселину.

Неожиданно откуда-то появляются 5-6 коз с козлятами и еще трое самцов. Все они паслись ниже на осыпи. Не торопясь стадо выходит на вершину гребня и, как это принято у туров, дружно оборачивается в противоположную сторону, как бы бросая прощальный взгляд на источник беспокойства. К счастью, этот прощальный взгляд нередко длится несколько минут. И снова приходится щелкать из положения лежа, прижав балансирующую камеру к неровной скальной поверхности. Но, быть может, что-то получится. Всегда рассчитываешь на лучшее. В конце концов турам надоедает взаимное разглядывание и они исчезают за черным силуэтом горы. Все, на Большой Хатипаре нам больше делать нечего, хотя до лагеря у карового озера еще брести путаными турьими тропами не менее 4 часов. Зато в конце пути, сразу за перевалом, будет подтаявший пологий снежник, по которому можно съехать к палаткам, как на лыжах.


Полная версия статьи со всеми иллюстрациями:
Туры, не знающие страха / Константин Михайлов // В мире животных. — 2003. — № 6. — С. 38-43.


   31.12.2003
Ссылки по теме
Бланк подписки на журнал «В мире животных»
О журнале «В мире животных»
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Все для животных в зоосупермаркете «Соленый Пес»
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Горбатки
Дикие тараканы
Чернушка
В тундростепи Джулукуля
Малая панда
За самыми редкими бабочками
АНОНС
Мужчины переговаривались через высокую ограду вольера, внутри которого и сидел на дереве Игорь, а под деревом стоял огромный бизон с налитыми кровью глазами и почесывал о ствол свои внушительные рога. Бизона несколько лет назад привезли в заповедник из зоопарка...
АНОНС
С тех пор прошло более века. Доберман, каким мы знаем его сейчас, отличается крепкой психикой, верностью и бесстрашием, он бдителен и смел. Благодаря своему уму, своим врожденным охранным качествам, великолепному чутью, поразительной работоспособности и послушанию, он легко поддается дрессировке. И в равной степени может быть как домашней собакой, так и отличной служебной.
АНОНС
Есть у болотной камышевки и еще одно название, более полно отражающее ее приверженность к густым зарослям, — кустарниковая камышевка. Действительно, небольшой луг на краю леса или пустырь, густо заросший крапивой, снытью, таволгой и дудником, с отдельно стоящими деревьями и кустарниками — вот любимые места гнездования...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.