Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | № 7-8, 2000 |

  Летняя экскурсия по Москве-реке



Хорошо на высоком берегу Москвы-реки. Красив вид на ее излучины и убегающие вдаль поля на другой стороне. Верхняя терраса покрыта дубово-липовым лесом. То же и внизу, на нижней террасе. Только там сыро, местами бочажки — остатки зарастающих стариц реки. И через каждые 200 м — мощные овраги с земляными обрывчиками и ручьями по днищу.

Крапивник Спускаемся по оврагу и сразу же обращаем внимание на монотонную ритмичную песенку («бой»), состоящую как бы из каскада спотыкающихся друг о друга слогов: «тип», и «трп», и «тп». Все вместе можно было бы передать как «тр-тртип-тип-ти, тип-ти, тртип-ти-тпи... тртип-тип-ти» и т.д. Какая-то птичья азбука Морзе. Мы уже слышали песню трех подмосковных пеночек: веснички, теньковки и трещотки. А это поет четвертая наша пеночка, именуемая зеленой. Действительно, птичка зеленовато-бурых оттенков сверху и грязновато-белая снизу; с одной светлой полоской на крыле. Только вот увидеть ее почти никогда не удается, хотя она очень активна и, судя по голосу, постоянно перемещается в кроне деревьев. Это, кстати, одна из наиболее поздно — к концу мая — прилетающих в Подмосковье птиц.

Варанушка Называть эту пичугу нашей не совсем правильно. Это скорее восточная, горно-азиатская и таежно-сибирская птичка. Лет 30—40 назад она была еще достаточно редка в cредней полосе России, но с 70-х годов стала здесь обычной, в том числе в Подмосковье, а в последние годы и в парках Москвы. В ряде мест она отдает особое предпочтение спелым смешанным и хвойным лесам. Но на северо-западе Москвы мы всегда услышим ее ритмичную песенку как в дубово-липовых лесах по берегу Москвы-реки, так и в березово-орешниковых балках «лесостепи» Крылатских холмов — повсюду, где есть овраги или обрывы. Даже в замкнутых дворах, где растут одни тополя да высокий кустарник, бывает, услышишь ее характерный «бой». Все дело в размещении гнезда. Зеленые пеночки устраивают свои шалашики в нишах земляных обрывов и в выворотах упавших деревьев, иногда в расщепленных пнях и выбоинах стволов — своего рода ностальгия «по Гималаям». Отсюда и любовь к оврагам, где много земляных обнажений, и к перестойным ельникам, где много упавших стволов.

Уже у самого выхода на нижнюю террасу в широкой части оврага неожиданно раздалась громкая и напористая свистовая песня с звонкими колокольчатыми вставками. Сколько ни вглядывались в кроны деревьев, так никого и не увидели. Вдруг с этого самого дерева метнулась к выворотню упавшего старого вяза крошечная птичка. И исчезла среди его переплетенных корней. Через пару секунд снова появилась, уже сбоку от выворотня, вспорхнула на поваленное дерево и, задрав кверху свой короткий хвост, бодро запрыгала по стволу. Крылья, хвост и спина с поперечным рисунком, над глазом беловатая бровь. Как же мы сразу не разобрались. Это же крапивник! Одна из самых маленьких птиц России, у нас — вторая по величине после королька. Шустрая и сердитая птаха, которая искусно прячет свое гнездо — шар или овал из стеблей и мха — в выворотах деревьев, кучах хвороста, наконец, в свисающих лапах елей. И опять же любит овраги и буреломные ельники. Поэтому крапивник и зеленая пеночка нередко оказываются соседями.

Барсучок Наконец мы в сырой надпойменной террасе Москвы-реки. Здесь также много рябинников, вовсю поют зяблики, снуют между стволами озабоченные синицы. Полно птиц, которые гнездятся на деревьях, а вот весничек, теньковок и трещоток, размещающих свои гнезда-шалашики на земле, совсем нет. Видимо, не нравится им сырость вокруг заболоченных стариц, а по сухим невысоким гривкам растительный покров сильно вытоптан людьми. Иначе их отсутствие не объяснишь. Ведь лес вроде бы тот же. Увы, вытаптывание наземного покрова — общая проблема в наших парках для наземно гнездящихся птиц. Давайте присядем на большой ствол могучего дуба, опрокинутого в одну из стариц. Хорошо у болотца, тем более что комаров еще нет. Раскричались лягушки, их здесь тьма-тьмущая. В большущем кусте с крапивой надрывается соловей. Прищелкивает, присвистывает, причмокивает. В начале июня соловьи еще поют и днем. По полузатопленным в болотце корягам бегает, потрясая своим длинным хвостом, белая трясогузка. Нет-нет да и прилетит за кормом скворец. Справа, где-то на развесистой иве, запела зарянка. Со ствола за затопленным кустарником тихо соскользнули в воду два селезня кряквы. После брачной поры селезни, как это принято у уток, сбиваются в группы и уединяются на озерах и старицах для линьки. Действительно, один из двух уже начал линять, от сплошь зеленой головы осталась лишь широкая зеленая бровь. Постепенно такие, казалось бы, яркие птицы станут совсем бурыми, не отличишь от самки. Соловей, напротив, умолк. Прервала свои вокальные упражнения и зарянка. Пора нам оставить заболоченный лес и выйти в пойму реки. Здесь мы увидим совсем других птиц.

Желтая трясогузка В широкой петле Москвы-реки, местами еще слегка залитой водой и зарастающей прутняком из ивы и березы, нашли приют синегрудые варакушки. При беглом взгляде можно не заметить в них ничего примечательного. Так, буроватенькая птичка. Но если хорошо рассмотреть ее в бинокль, то увидим, что грудь и горло у варакушки замечательного сине-голубого цвета, а посреди синего надгрудника красуется «звезда» — рыжее или белое небольшое пятно. Таков самец. Самка попроще, с более тусклым надгрудником, но когда взлетает, то, как и самец, показывает рыжее надхвостье. У других наших птичек похожего облика этого признака нет. Варакушка — это один из соловьев. Нередко ее называют северным соловьем, хотя она распространена на большей части территории России. Другое дело, что в северных областях она многочисленнее, а нашего обычного соловья, признанной первой скрипки среди пернатых, на севере нет. Так что северяне могут наслаждаться только песней варакушки. Ее песня неплоха — разнообразные щебечущие, щелкающие и свистящие трели, — но, конечно, ни в какое сравнение не идет с соловьиной — гораздо слабее. Варакушки прилетели к нам еще в конце апреля, но только сейчас вплотную занялись гнездовыми делами, все ждали, когда как следует подсохнет кустарник, ведь гнезда у них, как и у всех соловьев, на земле.

Недалеко от варакушки, на самом кончике ветви ивового куста сидит пухлая птичка с черным капюшоном на голове, прорезанном белым усом. Это самец камышовой овсянки. Его песенка гораздо короче и проще, чем у варакушки, нечто вроде «три-три... ти-ри-ти-ри-ри» или «ти-ти-тирич». Птичка вполне оправдывает свое название, так как любит полоски тростника и камыша вдоль озер и прудов. С не меньшим удовольствием занимает она и прибрежные кустарниковые заросли. В другой раз можно будет поискать ее гнездо. Обычно оно в развилке стволиков ивы, почти у самой земли (или воды); сейчас в нем наверняка притаились 5—6 неоперенных птенцов.

Прислушаемся: отовсюду из затопленного ивняка слышны бойкие трескучие трели, чередующиеся с резкими на слух позывками: «чр... чарр» или «чрррр». Это распелись в солнечный день камышевки-барсучки. Барсучком эту птичку прозвали за броские темную и светлую бровь по бокам головы. Возбудившийся самец нет-нет да и не удержится на метелке тростника и взлетит с песней вверх по косой линии, а затем, подняв крылья над спиной, спланирует на другую метелку или на кустик ивы. Попоет и прислушается: не поют ли другие? Песня служит птицам не только для того, чтобы «застолбить» участок и затем охранять его от конкурентов. Она в то же время и главное средство общения. Большинство птиц очень общительны и терпеть не могут жить в одиночку. Нормально они себя чувствуют только в окружении соседей, с которыми, бывает, нужно и поругаться. «Конкурент» — это тоже дело тонкое. Это отчасти некая игра. Непосредственно участок вокруг гнезда самец, конечно, охраняет. Но без внедрения «конкурентов» (зачастую ближайших соседей) охранять его будет скучно и неинтересно. Ведь без повода и себя как следует не показать. Впрочем, не так ли и человек?

В солнечный день в залитой водой пойме особенно жарко и душно. Попробуем пройти через украшенную одуванчиками зеленую луговину к заросшим высоким разнотравьем склонам Крылатских холмов. На луговине перепархивает пара стройных длиннохвостых птичек с желтой грудью и брюшком и серовато-зеленым верхом. Это желтые трясогузки, или плиски. Самые обычные птички сыроватых низкотравных луговин. Ярко-желтое хорошо компонуется с зеленым цветом травы. Как будто трясогузкам знакомы законы сочетания цветов!

Болотная камышевкаВыходим на холмы. Вдоль густых придорожных зарослей крапивы снова стрекочут камышевки. Только почему-то они поют здесь более сложно и не так трескуче, с включением коротких свистовых колен. Да и сама птичка выглядит несколько по-другому — совсем невзрачная, с неясной белой бровью и без черной надбровной полосы. Значит, это не барсучок? Правильно. Не барсучок. Это другой вид камышевки, называемый болотной. Барсучки очень тесно связаны с тростниково-рогозовыми и ивняковыми зарослями и далеко от воды не отходят. Болотная камышевка более свободна в своем выборе. Вода ей совсем не нужна, как и камыш. Были бы густые заросли крапивы и прочих высоких трав, хорошо бы с шиповником, лопухом и чертополохом — в общем, такие места, по которым не любят болтаться люди и собаки. Таких зарослей полно вдоль канав и пустырей, по логам незабетонированных ручейков и старых, заброшенных яблоневых садов. Подобных мест в городах немало. Поэтому болотная камышевка довольно обычна даже в таком крупном городе, как Москва. Если подсмотреть за птичками из-за укрытия, то вскоре можно определить, где они чаще всего исчезают в траве. Аккуратно поискав в этом месте (но стараясь не приминать траву!), очень быстро найдем аккуратное конусообразное гнездышко, растянутое в полуметре от земли меж трех стеблей крапивы или лопуха. Где-то к середине июня в гнезде должна быть уже полная кладка — 4—5 яиц зеленовато-белой окраски с темными пятнами и крапинками.

Птенцы серой славки Минуя островки высоких берез на бортах дола, попадаем в мир серых славок. В каждом островке – по паре этих жизнерадостных птичек. Песню их, конечно, не сравнить с песней черноголовки или садовой славки. Она проще, хотя и состоит из двух частей. Сначала птичка тихо что-то наговаривает (эта часть зачастую не слышна), а затем издает короткую скрипучую концовку-скороговорку типа «ви-чи-речи-чиру». Да еще взлетит свечой вверх и перепорхнет волнами вниз на какой-нибудь высокий куст.

В ландшафте, напоминающем лесостепь, серая славка — одна из обычнейших птиц. И как и камышевки, как правило, не гнездится отдельными парами, но рыхлыми группками из 3—4 пар. Одна другую должна слышать или видеть! Излюбленные места ее гнездования: опушки лесов, поймы рек с островками высокого ивняка, березовые колки и лесопосадки вдоль железных дорог. Часто ее можно видеть по застраивающимся окраинам городов — вдоль зарастающих березовой и ивовой порослью пустырей и оврагов.

Наконец мы на самом холме. Деревьев здесь уже нет, кругом сплошное разнотравье. Над основным ярусом трав возвышаются еще более крупные сухие стебли, увенчанные зонтиками. На этих «шестах» восседают симпатичные птички с коричневой спиной, охристой грудью и броской белой бровью. Не заметить их трудно, тем более что других птиц вокруг попросту нет. Время от времени симпатичные птички выдают нерешительную скороговорку с тихим потрескиванием на начальных слогах. Это луговые чеканы, самые что ни на есть луговые птицы. Чеканами же их назвали за то, что зашедших на их участок человека или собаку птички сопровождают характерными чекающими звуками, которые отчасти напоминают стук молоточка чеканщика. Можно только удивляться, как метко наши предки подмечали характерные особенности у тех или других видов и как умело отражали их в названиях птиц.



   
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
«Случайный» выстрел
Здесь всегда есть чем поживиться
Зоопарки... зоопарки...
Что ты думаешь о лягушках?
Монарх в опасности!
Секреты лошадиного здоровья
Миссисипский аллигатор
Над водой и под водой
Красное лето
Возвращение овцебыка
АНОНС
Киевский зоопарк приветствовал посещение Поводка шумом, клекотом, свистом, рычанием и другими, иногда трудно поддающимися словесному обозначению звуками.
АНОНС
В летние месяцы Таллиннский зоопарк организует «поздновечерние экскурсии»...
АНОНС
Тут вы не встретите тесных клеток и не увидите животных с печальными глазами, тут все живут так, как им хочется в своем естественном мире. Это парк для истинных любителей животных и тем, кто побаивается «зверских морд»...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.