Реклама на портале
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
в мире животных
2003, № 3
2003, № 4
2003, № 6
2003, № 7
2008
2009
Бланк подписки
О журнале
№ 1, 2001
№ 10, 2000
№ 11-12, 2000
№ 2, 2001
№ 3, 2001
№ 7-8, 2000
№ 9, 2000
затерянный мир
между кошкой и собакой
чудеса
анекдоты
астрология
сонник
творчество читателей
охотничьи рассказы
animal_style
на досуге



на главную страницуновостикарта сайта пишите нам




   Поводок | Литература | "В мире животных" | № 9, 2000 |

  «Собачий суд»



Не так давно Люблинский межмуниципальный народный суд Юго-Восточного Административного Округа города Москвы принял решение по делу, продолжавшемуся ни много ни мало 5 лет. Очевидно, его суть и выводы из этой истории будут интересны всем владельцам собак, так как многие из них, оказавшись в подобной ситуации, не знают и даже не представляют, что им делать и куда обращаться за помощью. Поэтому мы решили опубликовать запись беседы, состоявшейся в нашей редакции.
Мы не называем фамилий участников этой истории, потому что тогда потребовалось бы, как в судебном очерке, документальное подтверждение каждого высказывания. У нас же это просто интервью с человеком — владельцем собаки, в ситуации которого может оказаться каждый.

Т. Г. Сидоренко со своими питомцами: колли Диком и уже другим котом — БонифациемНеожиданно раздался телефонный звонок, и приятный женский голос спросил:

— Ваш журнал интересует материал о нападении одной собаки на другую и о решении суда в пользу владельца пострадавшего животного? Я могу вам его предоставить.

Конечно же, такой материал нас интересовал, о подобных случаях нам было известно, но что судебная машина в таких ситуациях бездействует, тоже общеизвестно. Нам захотелось узнать обо всем подробно, не по телефону, и мы пригласили собеседницу в редакцию журнала. Так мы познакомились с Тамарой Григорьевной СИДОРЕНКО. Она вскоре пришла в редакцию и принесла с собой толстую папку с документами, подтверждающими ее историю, это были копии справок, заявлений, решений и прочее, но начали мы «знакомиться с делом» с ее рассказа.

Т.С. Летом 1994 года, находясь в гостях у своей давней приятельницы, я со своими питомцами колли Диком и котом Булькой оказалась недалеко от Ледового Дворца стадиона АЗЛК. Я искала собачью площадку, где, как мне сказали кинологи, выгуливает своего питомца одна женщина — очень хороший ветеринар. Мне было необходимо показать ей Бульку, которого сшибла машина и повредила ему задние ноги, поэтому кот не мог ходить. Я шла, держа Дика в ошейнике и на поводке, на руке у меня полулежал больной кот. Внезапно из-за кустов выскочил громадный английский дог, подбежав к нам и скользнув взглядом по коту, он одним мощным ударом повалил на землю колли, и принялся его рвать, вцепившись в грудь клыками. Почти мгновенно к догу присоединился бультерьер, тоже вцепившийся в несчастного Дика.

— К сожалению, статистика говорит, что количество случаев внезапных нападений собак на своих собратьев и на человека в больших городах растет. Недавно мы столкнулись с этим вплотную. Нынешним летом от нападений пострадали собаки двух наших сотрудников — американский коккер-спаниель Тригг и тибетский терьер Филипп. Они подверглись нападениям питбультерьеров (или американских стаффордширских терьеров — см. №10 за 1999 г.), результатом стали прокушенное ухо и задняя нога у собак и укушенная рука у человека, который их растаскивал. Ситуация действительно бывает форс-мажорная, поэтому очень важно, как в подобных случаях ведут себя владельцы животных. Расскажите, как реагировали на происходящее хозяйки нападавших собак? Они хоть как-то пытались успокоить их?

Т.С. Хозяйки обеих собак, находившиеся в метрах 50 от всего происходящего, безучастно наблюдали за расправой. Я отбросила в сторону кота, подальше от собак и стала громко кричать, призывая владелиц напавших собак прекратить кровавое побоище. Лениво подойдя и посмеиваясь, они ничего не предприняли для освобождения моего колли от цепких челюстей своих питомцев, лишь молча с горящими глазами наблюдали за расправой. Поняв, что гибель Дика неминуема, я сама бросилась на озверевших от запаха крови собак. Только тогда ко мне на помощь поспешила сначала владелица бультерьера, а затем и хозяйка дога. Вместо извинений или предложений о посильной помощи я услышала в свой адрес нелестные упреки: мол, пришла со своей собакой на их «законное» место выгула.

— Ну, как можно относиться к таким людям — понятно. Но Вы, наверное, возненавидели собак, покусавших колли?

Т.С. Как я потом узнала, этот дог был известен всей округе. Когда я, подобрав с земли брошенного кота и окровавленного колли, поспешила домой, то, проходя мимо Ледового Дворца, услышала: «Что, дог порвал колли?». И, повернув голову, увидела стоящего на крыльце рабочего этого спортсооружения. «А вы откуда знаете?» — спросила я. — «А он у нас тут всех собак рвет», — пояснил рабочий.

Хозяевам дога и бультерьера очень нравилось, что у них такие сильные животные: они выгуливали собак без поводков и намордников, что уже само по себе является грубейшим нарушением «Временных правил содержания собак и кошек в г. Москве». Вдобавок бультерьер оказался течной сукой, что значительно повысило агрессивность дога-кобеля. А дог был очень мощным красивым животным, к сожалению, через два года после нападения на Дика он умер от укуса змеи.

— Все-таки ответственность за случившееся прежде всего лежит на людях. Ведь обучение собак, особенно крупных пород – это довольно сложное и ответственное дело, этим занимаются инструкторы. Конечно же, вмешаться непосредственно в драку животных мало найдется смельчаков. Тут в первую очередь должны попытаться разрешить ситуацию владельцы нападавших собак, потому что обученное животное приучено выполнять команду своего хозяина, а не постороннего человека. Но удивляет, что нападение на колли было не первым случаем и об агрессивности дога было известно многим, но никто не пытался ничего предпринять. Получается: пока не покусают, не дай бог, тебя или твоего питомца, ты пассивен? А как же Ваш колли? Он остался жив после этого нападения?

Т.С. Дик находился в состоянии шока: сначала он вскочил на ноги, пройдя минуты две самостоятельно, затем упал и его пришлось нести на руках – благо, дом был рядом. Из груди Дика, из нанесенных ран лилась кровь, был немедленно вызван ветврач. В справке, выданной на станции по борьбе с болезнями Юго-Восточного административного округа Москвы, было написано: «При клиническом осмотре обнаружено: собака находится в стрессовом состоянии, пульс, дыхание учащены, на левую переднюю конечность не опирается. В области плече-лопаточного сочленения сильная болезненность при пальпации, при осмотре обнаружены две глубокие раны от клыков. Собаке оказана соответствующая помощь... Рекомендовано сделать рентген конечности, так как возможна трещина лопаточной кости и разрыв связок плече-лопаточного сустава». А кот Булька умер той же ночью, то ли от перенесенного потрясения, то ли от ушибов...

– Вероятно, Вам было очень тяжело пережить все это, но Вы все же наши в себе силы действовать? Ведь, как правило, владельцы пострадавших животных оставляют случившееся без последствий, так как найти хозяев напавших собак трудно, еще труднее что-то доказать, поэтому все усилия направлены на то, чтобы оказать срочную помощь своим покалеченным питомцам.

Т.С. Меня поразила реакция владельцев напавших собак, то, что они никак не посочувствовали мне и моим животным, не предложили помощи. Если бы в подобной ситуации оказалась я, то, конечно же, сразу предложила помощь, чувствуя себя виноватой за свою собаку. Поэтому я решила не оставлять все как есть и защитить себя и Дика: в тот же вечер отнесла заявление с подробно изложенными фактами происшедшего на имя начальника ОВД МО «Текстильщики», но в канцелярии мне ясно дали понять, что эта проблема никого не интересует. Тогда я на следующий день путем опроса местных кинологов выяснила, как зовут владелицу дога по кличке Барри (так хозяйка называла дога, оттаскивая его от растерзанного колли) и где ее дом. О владелице бультерьера мне ничего не удалось выяснить. Всю ставшую известной мне информацию я письменно изложила ст. участковому инспектору, к которому попало на рассмотрение мое заявление. Хозяйка дога ни у инспектора, ни на разборе дела в административной инспекции муниципалитета МО «Текстильщики», куда было направлено заявление, не отрицала своей вины и нападения своей собаки на колли, уплатила даже мизерный штраф в 5000 рублей (1994 г.) за неправильное выгуливание собаки в неположенном месте без поводка и намордника.

– Это было бы просто смешно, если бы не было так грустно! (Напомним, что в 1994 году батон хлеба стоил 2500 руб.). Разве можно согласиться с подобным решением после всего того, что произошло?

Т.С. Да, я тоже посчитала, что тяжелые последствия, к которым привел этот «неправильный» выгул, заслуживает более принципиальной и жесткой оценки, так как мне срочно пришлось взять отпуск и выхаживать пса, который после пережитого шока стал нервным, неуклюжим, вялым, вздрагивал при любом шуме, искать медсестру, приходящую утром и вечером делать собаке уколы, производить обработку постоянно кровоточащих ран, возить на рентген для выявления внутренних повреждений и т.д. Кроме того, я сама перенесла гипертонический криз. Поэтому я обратилась в Люблинский нарсуд г. Москвы с иском о возмещении материального и морального ущерба, и 1 декабря 1994 г. дело было принято в судопроизводство. Тем временем я занялась поиском свидетелей происшедшего, с этой целью расклеила по всей округе объявления с просьбой откликнуться и помочь мне. Я также разыскала того самого рабочего, видевшего меня вечером 8 июня 1994 года с окровавленной собакой на руках и пригласила его в качестве свидетеля – это был ремонтировщик Ледового Дворца. Хочу сказать, что я благодарна всем тем людям, которые откликнулись и потом выступили на суде свидетелями. А знаете ли вы, как трудно сегодня найти свидетелей даже самого очевидного события? Мы все чувствуем себя не защищенными, и потому «не хотим связываться», чтобы не вышло «себе дороже» И некоторые очевидцы – хвала им! – позвонили по указанному телефону, а впоследствии дали показания в суде.

– Да, Вам повезло, что удалось найти таких людей. Должно быть, это сразу помогло суду быстро принять справедливое решение?

Т.С. Все оказалось не так просто. В течение года ответчики в суд не являлись. Неожиданно на заседание суда в конце 1995 года владелица дога пришла с женщиной, в которой я узнала владелицу бультерьера. Она выступила сначала как свидетель, но потом из свидетеля превратилась в соответчицу по делу. И тут началось удивительное: они обе начисто отрицали сам факт нападения своих собак на Дика. Показания ответчиц противоречили друг другу в весьма существенных деталях. Весь процесс больше походил скорее на цирк, нежели на судебное заседание: секретарь суда вместо того, чтобы фиксировать все высказывания свидетелей, истицы и ответчиков, сидела сложа руки, как сторонний наблюдатель. Судья не скрывала своих симпатий по отношению к ответчикам. Подтверждением этому является решение суда.

Из решения Люблинского нарсуда: «Допрошенные в судебном заседании свидетели..., чьи показания оглашались, показали, что видели истицу... с окровавленной собакой породы колли, само происшествие, при котором собака была покусана, они не наблюдали. Поскольку не представлено доказательств, подтверждающих, что собаками, принадлежащими ответчикам, была покусана собака истицы, то в иске надлежит отказать».

Т.С. А чуть позже судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда оставила решение суда от 1 марта 1996 года без изменений, а мою кассационную жалобу без удовлетворения. Сказать, что решение суда было, мягко говоря, несправедливым – значит ничего не сказать. Конечно, судья не обязана была проникнуться состраданием к истице и ее собаке. Она может вообще не любить животных, но в суде она обязана быть объективной.

– Наверное, ответчицы рассчитывали на то, что Вы на этом успокоитесь, раз уж суд принял решение не в Вашу пользу: все-таки собаку покалечили, не человека.

Т.С. И они ошиблись, потому что 30 августа 1996 года я написала две надзорные жалобы – в Люблинскую прокуратуру и на имя прокурора города Москвы – и кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда. А 8 апреля 1997 года владельцы собак направляют в Люблинский суд встречный иск. Как известно, лучшая защита – нападение. Авторы заявления хорошо понимали, что даже если их непомерные претензии суд отвергнет, все равно будет выиграно время. Прошло еще более полугода, пока рассматривался этот встречный иск и мои возражения против него.

– В пору было опустить руки – так долго тянулось это дело.

Т.С. В конечном итоге на прежнее решение Люблинского суда было вынесено два протеста со стороны Люблинской прокуратуры и прокуратуры города Москвы, и президиум Мосгорсуда отменил решение Люблинского суда, а дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, но в ином составе суда. Наконец, 4 декабря 1997 года Люблинский нарсуд за неявкой ответчиц в суд и представивших суду никаких уважительных причин своего неприсутствия, выносит заочное решение: «Суд, выслушав Сидоренко Т.Г. проверив и изучив материалы дела, считает, что исковое требование о возмещение ущерба подлежит удовлетворению в полном объеме на основании ст.1064 ГК РФ, а исковые требования о возмещении морального вреда подлежат частичному удовлетворению в соответствии со ст.151 ГК РФ. Во встречном иске о возмещении морального вреда отказать». Обжалование судебного решения ответчиками ни к чему не привело. Но тяжба тянулась еще до 30 сентября 1999 года, пока по решению суда мне не был выплачен материальный и моральный ущерб.

– Это была Ваша победа? Справедливость восторжествовала!

Т.С. Победа? Но слишком много крови, здоровья потеряла я в этой борьбе. Слишком долго, слишком хлопотно, слишком много сил и времени было потрачено на то, чтобы восстановить справедливость. Но суть не только в том, что поставлена точка в столь длительной тяжбе. Оказывается, и в наше беспредельное время простой человек может добиться правды, если проявит мужество и упорство. И еще. Создан важный прецедент в судебной практике, доказывающий, что закон способен защитить не только человека, но и животное. Нужно только применять этот закон.

По сути, это первое решение суда, защищающее владельцев собак и их питомцев от произвола тех, кто игнорирует закон, ибо на собак, согласно ст.131 ГК РФ от 20.10.94, как и на других животных распространяется право собственности, т.е. к ним применяются общие правила об имуществе. Этот важный момент необходимо знать всем владельцам домашних животных, равно как и ст.245 УК РФ «Жестокое обращение с животными».

Беседу вела Наталья КОМАРОВА



   13.12.2000
ВСЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА



ПОИСК
По сайту
В конференции
В энциклопедии
Кроме конференций
 
Вступайте в Клуб Много.ру и получайте подарки за товары для ваших питомцев и ветеринарные услуги!
ЧИТАТЬ ЕЩЕ
Герпетолог в Японии
Приключения лягушонка
Меняющий свой цвет
Концерт для богомола с оркестром
Принцы крови
Осень — вечер года
Эковолонтеры России
«Черная икра» из Южной Африки
Гориллы в Конго — жертвы неразумной политики
Обитатели дельты Волги
АНОНС
Киевский зоопарк приветствовал посещение Поводка шумом, клекотом, свистом, рычанием и другими, иногда трудно поддающимися словесному обозначению звуками.
АНОНС
В летние месяцы Таллиннский зоопарк организует «поздновечерние экскурсии»...
АНОНС
Тут вы не встретите тесных клеток и не увидите животных с печальными глазами, тут все живут так, как им хочется в своем естественном мире. Это парк для истинных любителей животных и тем, кто побаивается «зверских морд»...
породыуходразведение покупки общениеконкурсы отдых литература энциклопедия
  © 2000 - 2014 Lavtech.Com Corp. Project of Lavtech.Com Corp.